Сказка о сказке - часть 2
СОКРОВИЩНИЦА ВОЛШЕБНЫХ ТЕОРИЙ ПОТТЕРИАНЫ
Новости
Теории
Фанфики
О нас
Форум

Сказка о сказке - часть 2

Автор: Ashnar Lynx

3.Катарсис Альбуса Дамблдора

Ну, вопервых, Дамблдор не был геем. Это могу сказать вам сразу и совершенно точно, по-тому что это вытекает из анализа его взаимоотношений с Гриндельвальдом. Сам Гриндельвальд вообще личность темная. В его имени присутствует частичка «Гриндель», что перекликается с именем «Грендель», а это в свою очередь отсылает нас либо к Берсильяку де Хадизеру, который фигурирует в артурианских легендах как Зеленый Рыцарь, либо непосредственно к «Саге о Беовульфе». Зеленый Рыцарь, как полагают многие ученые-культурологи, вполне мог прототипом Гренделя. Другая версия нас интересует постольку, поскольку, она относится скорее к личности самого Гриндельвальда и имеет второстепенное значение. Анализ этих параллелей с артурианой и проливает свет на тайну истинных взаимоотношений Дамблдора с Гриндельвальдом. Но об этом несколько позже, а пока разберемся с тем, кем же собственно, был сам директор Хогвартса.

Итак, Альбус Дамблдор, как нам сообщает его брат Аберфорт, родился в 1881 г. во вполне заурядной колдовской семье. Пока опускаем трагедию с его сестрой Арианой, а обратим внимание на кое-какой другой факт в его биографии, который всеми почему-то был пропущен. Когда Альбус учился в Хогвартсе, его другом был некто Эльфиас Додж, у которого было зеленое лицо, последствия стычки с драконом. Обратите внимание на этот прямой отсыл, который и приводит нас к «Сэру Гавейну и Зеленому Рыцарю», о котором мы говорили выше. А Зеленый Рыцарь так назывался потому, что у него тоже было зеленое лицо. Про Эльфиаса нам известно очень мало, но те факты, которые есть, свидетельствуют о том, что это был очень мягкий человек, который видит в других только добро. А вот Гриндельвальд проходит целую эволюцию взглядов и в концеконцов переходит на Темную Сторону. Однако оба выполняют роль Зеленого Рыцаря, который, совершая злые поступки, является причиной укрепления веры Гавейна в добро, и окончательного его пере-хода на сторону короля Артура и Рыцарей Круглого Стола. Просто в этой ситуации он оказывается расщепленным на две половинки – светлая часть находит свое отражение в Эльфиасе, а темная – в Гриндевальде. В отношениях Дамблдора с ним нет ничего извращенного, это отношения двух по-настоящему близких душ, которые имели одинаковые взгляды на жизнь и одинаковые взгляды на будущее, своего рода духовные близнецы. Такую глубинную общность очень часто имеют те, кто имел сходную судьбу – например, мне приходилось ее наблюдать у детдомовцев, вполне мужественных людей. Примешивать сюда гомосексуальность может только человек, который так до конца и не понял всю глубину созданного им образа. Один был зеркалом другого, и увидев, во что превратился его друг, Дамблдор и стал тем, кого мы знаем как Директора Хогвартса, из-за желания не стать таким же. А самая большая трагедия Дамблдора, из-за которой он так и не нашел свою истинную любовь, состоит в том, что убив Гриндельвальда, он тем самым совершил убийство самого себя и это начисто опустошило его (вот вам и причина его циничности, которую он старательно скрывает от всех – она свидетельствует, что Дамблдор ненавидел самого себя, боясь, что станет таким же, как Гриндельвальд). В какой-то фэнской теории я прочел, что Седьмая Книга отвечает Седьмому Препятствию перед философским камнем. Им было Зеркало Еиналеж, если вы помните. Воплощением этого зеркала и есть Дамблдор.

А теперь пристальнее всмотримся в биографию Дамблдора, потому что именно этот человек определил практически весь ход истории Колдовского Мира, и именно благодаря ему появился шанс на возрождение у практически мертвого изолята, который балансировал на грани гибели.

О том, что происходило на рубеже XIX и XX века в Колдовском Мире, нам известно крайне мало. Но даже этих скудных фактов хватает, чтобы установить факт: именно тогда магический изолят вновь стал предпринимать контакты с внешним миром. Во всяком случае, первый контакт с обычными магглами, не находящимися под разными формами заклятия подвластия, произошел именно тогда. И так получилось, что в центре его находилась семья Дамблдора. Возможно, его отец принадлежал к той части магического сообщества, которое было восхищено научной революцией в мире магглов, и воспринимали все, что называется, в розовом свете (примерно так мир магглов воспринимала другая семья магов – Уизли). Во всяком случае, он даже женился на магглорожденной Кендре, и поселился недалеко от настоящих магглов. В 1885 г. родилась сестра Альбуса Ариана. В 1891 г. случилось непоправимое – трое магглов подстерегли Ариану и поглумились над ней, что стало причиной ее психического помешательства. Альбусу тогда было 11 лет, это должно было стать для него сильной травмой, пусть это и не отражалось на первый взгляд. Такие события всегда оставляют неизгладимый отпечаток на психике и на мировоззрении. Неудивительно, что потом он писал в дневнике о том, что маги должны править магглами для их же добра. Именно этот глубинное потрясение убедило его в том, что магглы невежественны и злы. Тем более, что его отец из-за того, что по невежественности сотворили люди с Арианой, попал в Азкабан. Возможно, именно это подвигло его на такое глубокое изучение магии, и достижение наилучших результатов, ведь он считал, что правление магов должно быть просвещенным. Подобные идеи также начали возникать и среди молодежи, поскольку подобных случаев становилось все больше. Возникло движение «рассерженных молодых людей», которым не нравилась изоляция, но в то же время они не желали доминирования над собой грубых и невежественных магглов, а считали себя своего рода интеллектуальной элитой, достойной власти. В России подобное движение называлось декабризмом. В Колдовском Мире, за неимением точного термина, это была «первая группа Дамблдора», группа молодых студентов Хогвартса, которые планировали захват власти в мире магглов. Мы вообще ничего про эту группу не знаем, кроме того, что туда явно входили, кроме Дамблдора, Эльфиас Додж, Геллерт Гриндельвальд, возможно – Гораций Слагхорн. Эта группа активно искала новые способы применения магии, поскольку ее члены понимали, что человеческая технология превосходит их магическую мощь. Возможно, именно Слагхорн начала интересоваться дохристианской магией, иначе откуда бы он знал о крестражах. Гриндельвальд занимался поиском рационального зерна в фольклоре. Дамблдор исследовал потенциал палочки, последнее известно точно, поскольку его экзаменатор на П. А. У. К. отметил, что «он делает с палочкой такое, чего еще никто не делал». После окончания Хогвартса наметился раскол. Если Дамблдор продолжал свои эксперименты, надеясь на восстановление магической науки и последующий безболезненный, гуманный захват власти над людьми, то Гриндельвальд пошел по пути автаркии. Он считал, что править достоин только сильнейший, именно с этой целью он решил найти могущественнейший артефакт в истории, который давал магу неограниченную силу – Старшую Палочку, и именно с этой целью обратил свое внимание на те аспекты магии, которые дарили наибольшую силу. Кстати, не удержусь от любопытной аналогии. У Гриндельвальда был аналог среди декабристского движения. Это был Пестель, который несмотря на свою образованность и интеллигентность, имел крайне тоталитарные взгляды на основы государства.

Следует отметить, что сам этот артефакт имеет одну плохую особенность. Полную силу этой палочки можно получить, лишь убив или по крайней мере победив его прежнего владельца. Подобным архетипом в средневековой мифологии является Черный Меч. Он является воплощением страшной демонической силы, которая убивает врагов своего владельца, но и разъедает его душу, наполняя ее злом. Именно это и произошло с Гриндельвальдом. Он превратился в могущественнейшего Темного Мага, которого победить смог только Дамблдор. Ему просто удалось близко к нему подойти, поскольку они были духовными братьями, и Гриндельвальд его к себе подпустил. Возможно, на Гриндельвальда сильно повлияла сама Старшая Палочка, поскольку в тюрьме он раскаялся, и снова стал таким, каким был до начала своего гибельного поиска могущества. Во всяком случае, сам Дамблдор это подозревал, поэтому никогда ею не пользовался.

Но бой со своим лучшим другом также стал для Дамблдора сильным потрясением. Настолько, что он решил отказаться от всех своих стремлений, и стать просто учителем. Обычным учителем безо всяких амбиций, для трудных подростков. Ирония судьбы состояла в том, что одним из таких трудных подростков оказался полубезумный гений Томас Риддл, который воспринял уже давно циркулировавшие в обществе идеи своего учителя, но применил их совсем не так, как этого хотел сам Дамблдор.

Итак, Альбус Дамблдор воплощает основной вариант дальнейшего развития Колдовского Мира, основанного на смешанном восприятии мира магглов как мира «невежественных глупцов», и себя – как носителей древней мудрости. На его примере мы видим, что в своей изоляции Колдовской Мир зашел настолько далеко, что любые благие намерения по воссоединению неизбежно превращаются в свою противоположность просто потому, что их реализация строится на искривленной логике и искривленной морали изолята. А поскольку точка невозвращения пройдена уже давно, то даже если человек увидел своими собственными глазами, к чему это может привести, для него остается все тот же выход – самоизоляция, постоянное самокопание и ненависть к самому себе. Это приводит только к смерти, в той или иной форме. Дамблдор – это также и своеобразный парафраз «альтернативного варианта», в котором побеждает Вольдеморт, а не Героическая Троица. Со временем большая часть населения Колдовского Мира в таком случае оказалась бы на месте Дамблдора. Действуя по все той же накатанной дороге спасения от экзистенциального зла, большая часть магов бы просто начала отказываться от своей магии и бежала бы в мир магглов, оставляя Темных Магов гнить в своем мирке, точно так же как Дамблдор отказался от высоких постов и ушел в тихий и уютный мирок школы Хогвартс, где нет сложных заклинаний и магия ограничивается школьной программой, оставив судьбу Колдовского Мира на откуп другим. Но если в случае Дамблдора отказ – это путь только к его личной гибели, то подобный отказ со стороны целых слоев населения означает полную гибель Колдовского Мира и окончательную утрату магических знаний.

Этого не мог не понимать Альбус Дамблдор. Поэтому он принял единственно верное решение: истинный Мессия должен прийти извне, из мира магглов, это должен быть человек, который обладает чистой, неискривленной моралью. Именно поэтому он принял другое очень важное решение: Гарри, маг-полукровка, должен вырасти среди магглов. И наконец, в итоге, он принял третье, наиболее важное, из всех трех решений – он подобрал в друзья Гарри Гермиону Грейнджер и Рона Уизли, и всеми силами способствовал их объединению в Героическую Троицу (т. наз. «вторая группа Дамблдора»). Это и стало его катарсисом и искуплением, и именно в этом и состоит ключевая роль Альбуса Дамблдора в истории Колдовского Мира.

4.Мессианство Вольдеморта

Рассматривая личность Томаса Риддла, сложно объяснить, почему именно он стал самым могущественным Темным Магом. Если мотивы Гриндельвальда еще можно понять, то понять мотивы Риддла вообще невозможно. Он представляется своего рода имманентным злом, которое являлось злом изначально, и никогда не было добрым. Вот в этом я сильно сомневаюсь. Во-первых, я считаю Томаса Риддла изначально человеком неплохим, а во-вторых, как бы я к нему не относился – а он все-таки гений, пусть и безумный. Значит, его мотивы должны крыться в его биографии, в тех условиях, в которых формировалась его личность.

Для начала Томас Риддл имел запятнанное происхождение. Сын от брака полубезумной Меропы Гонт, дочери последнего из древнего рода Салазара Слизерина, а также наследницы еще доброго десятка различных других чистокровных колдовских родов (в том числе и легендарного рода Певереллов, которые для Колдовского Мира были чем-то вроде Каролингов во Франции, анализ параллелей этих родов мы рассмотрим в главе о Героической Троице), с обыкновенным магглом Томасом Риддлом Старшим. Меропа попросту опоила своего возлюбленного любовным зельем, и добилась того, чтобы он на ней женился. Уже одно это должно было наложить свой отпечаток на новорожденного, а кроме того, Меропа происходила из опустившегося и вконец выродившегоя рода. Ее брат, Морфин Гонт, даже неспособен нормально разговаривать, кроме как на серпентарго. Неудивительно, что в таких условиях Томас Марволо Риддл родился магом, хотя по всем правилам он должен был быть сквибом. Ущербная генетика рода Гонт стала причиной подобного исключения. Возможно, именно поэтому психика Вольдеморта оказалась надломленной после того, как он узнал тайну своего происхождения. Подсознательно он понимал, что представляет собой результат конечного вырождения некогда великого рода, и именно тогда у него родилась безумная идея, которая увлекла его, и сублимировала его глубинный комплекс неполноценности. У него появилась мечта стать Мессией Колдовского Мира, тем, кем попытался стать Гриндельвальд, и кем когда-то хотел стать его учитель Альбус Дамблдор.

Из приюта Томаса Риддла забрал именно он. Детдомовцы часто бывают аномально жестокими, особенно в детстве. Риддл в этом смысле исключением не был, более того, на фоне других известных случаев в истории – он даже целиком нормален. Повесить кошку или кролика, украсть что-либо – это вполне в духе любого детского приюта, где отсутствуют нормальные взаимоотношения между людьми, зато есть постоянное подавление. Впрочем, подобные аномалии в детском сознании рассматривались, например, в фильме «Повелитель Мух». Так что на момент, когда молодой тогда еще профессор Дамблдор решил забрать Томаса Риддла из приюта, тот был целиком нормален… естественно, для этого самого приюта. Но обратить внимание стоит вот на что: уже в приюте Риддл ассоциирует волшебство с бессмертием. Он говорит, что если бы его мать была волшебницей, она бы не умерла. Конечно, это в нем говорит детская обида на то, что его мама его бросила. Но тем не менее психология Риддла вполне отвечает психологии Колдовского Мира, потому что сам Риддл патологически ни во что не верит, кроме силы. Обратите внимание на еще одно доказательство, что Колдовской Мир является изолятом. Социальная психология мага, родившегося в нем, ничем не отличается от социальной психологии ребенка, выросшего в детском приюте. Не говоря уже о том, что он интуитивно чувствовал свое превосходство, и использовал его для обретения власти над другими. Томас Марволо Риддл был идеальным магом с точки зрения искривленной этики и морали Колдовского Мира. Власть, сила и бессмертие – три основных императива в обществе патологического безверия, как мы уже говорили выше. Человек, который в себе все это объединяет, для Колдовского Мира является примером для подражания, и даже больше – Мессией. Вот откуда взялась безумная мечта Лорда Вольдеморта о всеобщей власти над всеми. Он считал это просто своим естественным правом.

Однако как бы то ни было, а будущий Вольдеморт попал в Хогвартс, где сразу зарекомендовал себя как крайне одаренный студент. Он ходил в кружок одаренных магов Слагхорна, и активно интересовался продвинутой магией. И разумеется, не мог не наткнуться на идеи «первой Группы Дамблдора», группы молодых и активных магов, которые старались продраться сквозь наносной ил в стандартных приемах и заклинаниях, и найти путь к утраченным знаниям предков. В отличие от Дамблдора, который шел путем исследования потенциала палочки, и Гриндельвальда, который занимался поиском редких артефактов, Томас Риддл пошел совершенно иным путем. Он решил буквально попробовать реконструировать старинную магию по каким-нибудь сохранившимся документам или летописям. Именно поэтому я считаю Томаса Риддла по-настоящему гениальным магом, потому что в отличие от Гриндельвальда или Дамблдора ему удалось задуманное – он действительно смог восстановить часть утраченных знаний. Но искривленная мораль, в которой он вырос, побуждала его не просто изучать восстановленное, а применять для достижения всемогущества и бессмертия. Именно это стало причиной его дальнейшей деградации как человека.

И вот кое-что известное нам о крестражах, заново «открытых» Томасом Риддлом, может нам послужить очередным доказательством, что Колдовской Мир несмотря на свое кажущееся безверие, все-таки сохранил черты христианской морали. Давайте зададимся вопросом: отчего это Вольдеморт даже своим соратникам не говорит, каким именно образом он воскрес. И почему Слагхорн так упорно скрывал свои собственные знания о крестражах, и почему о них тщательно стерто всякое упоминание даже в книгах Темных Искусств. Ответ чрезвычайно прост: потому что это дохристианская магия.

Строго говоря, в открытии Томаса Риддла не было ничего необычного. Это был самый очевидный способ обретения бессмертия – разделить свою душу на несколько частей. А делить душу можно по-разному. В нашем мире существует выражение «вложить во что-то душу». Это и есть предельно сжатое описание технологии крестража. Мастер-творец, например, вкладывает часть своей души в свое изделие. Маг также способен на это – обратите внимание на магические портреты директоров Хогвартса, которые представляют собой усеченный вариант технологии крестража. Это буквально живые портреты, они двигаются, разговаривают и даже мыслят. В этом случае частичка души мага продолжает жить после смерти, но как часть объекта. Видимо, именно отсюда исходил Риддл. Он каким-то образом догадался, что этот кусочек души можно использовать и для телесного воскрешения, и начал искать истоки технологии этих портретов. И видимо, где-то там упоминание о крестражах и сохранилось. Ведь расспрашивая Слагхорна, Риддл уже явно что-то знал о них, как это вытекает из воспоминаний самого учителя. До чего именно сумел он докопаться в своих исследованиях, уже узнать невозможно, но кое-что можно вычислить логически.

В оригинале «крестраж» звучит как «хоркрукс» (horcrux). Это слово единственное в знакомой нам магии, которое имеет не совсем латинское происхождение. Оно имеет древнеегипетские корни, причем очень и очень древние, даже домоисеевы, уходящие в период Двух Царств, когда люди поклонялись Великому Змею (любопытное совпадение, правда?). А ведь символом Слизерина тоже является змея, а одним из крестражей Вольдеморта является змея Нагайна. Так вот, если расшифровывать слово «Хоркрукс», то состоит оно из двух частей. Первая часть – это имя древнеегипетского бога Гора (Хоруса), а вторая – это латинское название египетского анкха, который в традиции Коптской Христианской Церкви называется «crux ansata». Этот древнеегипетский символ символ буквально обозначает «жизнь». Итак, мы можем расшифровать название «хоркрукс» как «жизнь Гора». И тут нужно вспомнить кое-какие древнеегипетские легенды, и понять, при чем тут бог Гор к обретению бессмертия. Один из вариантов легенд об Осирисе и его сыне Горе, дошедших до нас, гласит, что во время единоборства злой бог Сетх убил Гора и разрубил его на несколько частей, а тот все равно воскрес из мертвых и уничтожил своего врага. В других вариантах легенды Сетх так убивает Осириса, а потом Изида собирает его куски по всему Египту. Но в любом случае присутствует метафора рассечения на куски, и воскресения при нахождении этих кусков. Нужно также заметить, что Сетха как раз в период Двух Царств отождествили с другим, весьма любопытным персонажем египетской мифологии, богом Хаоса Апопом, которого как раз и изображали в виде Великого Змея.

Ранняя христианская церковь старалась вбирать в себя все, что существовало на той, или иной земле, где появлялась. В Киевской Руси оно вобрало в себя часть дохристианских верований (в частности, многие языческие боги перешли в ранг святых), а в Египте, естественно, активно заимствовало традиционные египетские верования. Это порождало различные эзотерические учения, ярким примером которых является алхимия, но считалось допустимой, «светлой» магией. Однако после того, как орден Тамплиеров был уничтожен 13 октября 1307 г. королем Филиппом IV по обвинению в занятии магией, вероятно, и были аккуратно вычищены из всех книг упоминания о дохристианских культурах, и об этом основательно забыли, пока не появился дотошный молодой человек с явными задатками гениальности.

Нужно сказать, что антиквары, у которых работал молодой Томас Риддл либо сами происходили из коптов, либо имели какие-либо артефакты этой церкви. Дело в том, что только так Риддл мог установить связь с Египтом и египетской магией, поскольку монахи-францисканцы подобным не интересовались, а в Англии если и сохранилась какая-то дохристианская традиция, то она, разумеется, была друидической и скандинавской. Одним местом, где он мог свободно заниматься египтологией – это дом Хепзибы Смит, в которой, насколько нам известно, было достаточно антиквариата. Или же это был тот антикварный магазин, где он начинал работать, это не суть важно. Но в любом случае он просто был обязан наткнуться на египетскую христианскую церковь. Коптская Церковь - это весьма любопытная христианская ветвь, единственная, которая ведет свою традицию не только от раннего христианства, но и от египетской религиозной традиции. В коптской иконографии часто присутствует анкх, а еще существует скульптура Maria Lactans (Мария с ребенком-Христом на руках), которая в точности соответствует древним бронзовым статуям богини Изиды с младенцем-Гором. Выше я уже говорил, что ряд элементов в атрибутике магов отсылает нас к восточнохристианской традиции, так вот вероятнее всего, речь идет не о византийской (право-славной) церкви, а именно о коптской. Это дает пищу для размышлений о происхождении магов вообще, но это тема уже более подробного исследования, чем просто субъективных заметок на полях только что прочитанной книги.

В общем, так или иначе, а он каким-то образом установил, что речь идет о древнеегипетской магии, и вероятно, именно благодаря этому завершил реконструкцию ритуала. Для разделения души он избрал самый простой метод – Слагхорн совершенно необдуманно рассказал ему, что душа разрывается в момент страшного убийства. В моральный кодекс Риддла (как и Колдовского Мира) это укладывалось – бессмертие любой ценой. Эксперимент удался, теперь Лорд Вольдеморт мог начинать свой путь консолидации магического мира. Конечно, он с полной уверенностью считал, что только он может объединить разрозненные колдовские роды в единое целое – потому что он был единственным, кто может предложить им абсолютное благо в рамках системы ценностей изолята – реальное бессмертие.

Начиная с этого момента Вольдеморт осуществил свою мечту - стал Мессией Колдовского Мира. Поэтому за ним и пошло так много людей, каждый из них внутренне надеялся, что обретя секрет бессмертия, он сможет навеки сохранить себя и тот маленький мирок, который с началом конвергенции мира магглов и Колдовского Мира медленно начинал рушиться. Однако Риддл не учел одного: убивая, он вступил на ту дорогу, где начинается деградация личности. Раскол души после убийства, насколько это кажется лично мне, это попытка заглушить голос совести, а поэтому отделяется та часть психики человека, которая содержит лучшую часть души человека, которой противно убийство. Чем больше оторванных убийством частичек души – тем меньше в человеке остается человеческого. Именно поэтому под конец всей истории о Гарри Поттере для Томаса Риддла становятся непонятными даже самые простые вещи, и его мышление падает до совершенно примитивного уровня. Гениальный маг, который действительно мог повернуть судьбу Колдовского Мира в лучшую сторону, полностью деградировал и превратился в крайне опасного маньяка. Это наглядная иллюстрация того, к чему приведет мессианство, основанное на искаженной морали – только к деградации и смерти.

5.Мессианство Героической Троицы

Собственно, их мессианство становится явным начиная с первой книги, когда эта бравая троица с легкостью обошла все препятствия, поставленные для куда более сильного мага, и сумела найти Философский Камень. Стоит обратить внимание, что смогли они сделать это только вместе, и я не думаю, что поодиночке у них был хоть какой-то шанс. В одной из объяснительных теорий я встречал версию, что все эти загадки были подстроены Дамблдором «специально для них». Это не лишенная логичности догадка, и вернее всего, так и было на самом деле. Потому что именно «дело философского камня» спаяло их в единую команду и превратило в действительно могущественную силу в Колдовском Мире, которая наводила ужас на Пожирателей Смерти.

Героическая Троица (далее ГТ для удобства) представляет собой своего рода воплощение Вечного Воителя в своей классической схеме (дадим характеристику, например, по Муркоку ).

?Герой. Основное действующее лицо, вокруг которого строится действие. Как правило, он обладает наибольшей силой из всей команды, или какой-то уникальной способностью. Часто Герой владеет каким-то артефактом, который является источником его силы или уникальной способности, но который медленно разъедает его душу. В редких случаях Герой является слугой Зла, но в силу обстоятельств выполняет роль слуги Добра;

?Возлюбленная. Это женщина, в которую влюблен Вечный Воитель, и чьей любви активно добивается. Архетип возлюбленной, заметим, восходит к средневековому архетипу Прекрасной Дамы. Она необязательно является женой Воителя, но является вдохновителем его на героические поступки, поддерживает его и придает силы в тяжелые моменты. Иногда смыслом жизни Воителя становится поиск утраченной Возлюбленной, на пути к чему он и совершает свои подвиги.

?Спутник Героя. Выполняет роль оруженосца Вечного Воителя. Как правило, в отличие от рафинированного Героя, представляет собой простоватого человека, который действует при помощи своей сообразительности и непосредственности. Обладает редким чувством юмора, всегда готов подставить плечо, несмотря на то, что практически является единственным, кто спорит и ругается с Героем. По выражению Джерри-а-Конеля, Спутника Героев, «Вечный Воитель обязан защищать мир, а я обязан защищать его».

Из вышеприведенных определений можно легко понять, кто есть кто в цикле о Гарри Поттере. Героем является, конечно же, Гарри, Возлюбленной – Гермиона, а Спутником Героя – Рон.

Если вынести за скобки борьбу с Вольдемортом (мы уже рассматривали выше, что он является скорее не Врагом, а другим вариантом Мессии), то суть их мессианства состоит в тех взаимоотношениях, которые между ними наличествуют. Давайте сделаем их простейший анализ:

Гарри-Гермиона: Любовь.

Гарри-Рон: Дружба

Рон-Гермиона: Любов

Гермиона-Рон: Дружба

Гарри-Гермиона-Рон: Доверие

Всех этих взаимоотношений в Колдовском Мире в нормальной форме нет. Они заменены или формальными ритуалами, который призваны затушевать крайней индивидуализм в форме «моя хата скраю, ничего не знаю» и замкнутость всех, кто живет в этом мире, или персональной преданностью по типу средневековой патронажной системы. Героическая Троица представляет собой реальное воплощение тех качеств, которые обязан вернуть себе Колдовской Мир, если хочет возродиться. Поэтому основной аспект их мессианства – в личном примере. Здесь даже не нужно побеждать Темного Лорда – достаточно оставаться самими собой.

Рассмотрим это утверждение еще в одном аспекте. Обратите внимание, что против Зла выступает не один герой, а трое. Тогда как противних их – один. Вольдеморт не имеет ни друга, ни возлюбленной, все, кто его окружает – слуги. Он представляет собой архетип крайнего индивидуализма, который, как известно, ведет к дальнейшему искривлению морали, где истинными признаются только собственные желания, а желания даже окружающих людей – как помеха. Героическая Троица не мыслит себя без дружбы. Они не концентрируются в себе, а активно заводят дружеские отношения со всеми, включая даже попытки подружиться кое с кем из «идеологических противников» из Слизерина. Для них естественным является признавать истинными не только свои стремления, но и стремления своих друзей. В отличие от индивидуалиста Вольдеморта, который все свои знания держит при себе как дополнительный источник силы и власти (возвышая себя над другими), Героическая Троица активно делится своими знаниями с окружающими (возвышая всех до своего уровня). А ведь именно в свободном обмене информацией заложен ключевой катализатор дальнейшего развития, потому что широкое распространение знаний есть широкое распространение осознания себя и своей роли в обществе. Таким образом, мы приходим к другому аспекту мессианства ГТ – они воплощают вектор вертикального развития (вверх). Вольдеморт, соответственно, в своей деятельности воплощает вектор горизонтального развития (в сторону).

Однако должен быть и третий аспект. В алхимии есть такое понятие «Великое Делание», обозначает оно синтез философского камня. Философский камень, кроме всего прочего, способен даровать человеку бессмертие. А философским камнем для Колдовского Мира является доверие и единство. Именно через доверие колдовское общество способно сохраниться и развиваться дальше. Так вот квинтэссенцией всего, что существует в ГТ и делает их едиными, основано в первую очередь на доверии друг к другу. И подобно тому, как в единую амальгаму спаиваются три совершенно разных личности в единую команду (Великое Делание в микрокосме), так на протяжении всего цикла в процесс Великого Делания в макрокосме вовлекается все больше и больше людей в Колдовском Мире. Через доверие к Героической Троице возрождается единство Колдовского Мира. В этом состоит самый главный аспект их мессианства.

6.Quo Vadis

Собственно, предугадать будущее Колдовского Мира несложно. Оно укладывается в простую формулу: Героям приходят на смену Политики. В данном случае ситуация осложняется тем, что единственными фигурами, которые способны стать деятельными политическими персонами, являются бывшие Герои, в частности – Гарри Поттер, Гермиона Грейнджер и … Драко Малфой. В сущности именно эта троица будет определять дальнейшее будущее Колдовского Мира без особых альтернатив. Никто другой попросту неспособен занять их место даже при всем своем желании, ибо только эти трое имеют уникальный авторитет среди жителей Колдовского Мира, который невозможно облить грязью в принципе – попробовавший это сделать будет попросту осмеян на месте. Тогда как Люпин, Флитвик, МакГонагалл, и уж тем более Слагхорн имеют свои скелеты в шкафу, которые неизбежно будут вытащены на свет в случае их выхода в политику. Поэтому все они останутся там, где были до Войны с Вольдемортом – т.е. в Хогвартсе.

Единственный, кто гарантированно сойдет со сцены – это Рон Уизли. Если он попытается остаться с друзьями - то будет играть скорее комедийную роль этакого Труффальдино, потому что амплуа политика не для него. Он просто обычный, заурядный маг с совершенно обычными для мага желаниями и стремлениями, и для него на этом путь заканчивается. Вероятно, со сцены также сойдет Джинни Уизли, она сосредоточится на том, чтобы завоевать сердце своего рыцаря – Гарри Поттера, который, в свою очередь, этому будет сопротивляться как минимум несколько лет. Тому будет несколько причин, одну из которых я рассмотрю несколько позднее, в эпилоге данной статьи, а второй причиной будет работа, напряженная и трудная, в которой его верным соратником будет Гермиона. А основным оппонентом (на этот раз в парламенте) – Драко Малфой.

С глобальной точки зрения перед Колдовским Миром стоят следующие крупные проблемы:

1.Терроризм Пожирателей Смерти. Со смертью Вольдеморта они со сцены не сойдут, а будут пытаться уцепиться еще за что-то. Не исключено, что среди них выдвинется новый лидер, с которым нужно будет долго и нудно бороться, но на этот раз ничего апокалиптичного не случится, поскольку среди Пожирателей гения ранга Томаса Риддла больше нет. Но пока не будет решена проблема Пожирателей, нечего говорить о каком-то мирном процессе, поскольку его постоянно будут взрывать при помощи очередной пакости. Об этом неплохо написал Барри Лонгиер в своем «Последнем Враге».

2.Консолидация магического сообщества. При этом неизбежно возникнет нечто вроде парламента, где путем дискуссии выборных представителей будут решаться животрепещущие вопросы, и начнут кристаллизовываться партии. Поначалу партий будет всего две (условно): прогрессисты (с лидером Гарри Поттером) и изоляционисты (лидером станет, вероятнее всего, Драко Малфой, который обладает авторитетом у «старых» семей как представитель древнего чистокровного рода). Это приведет к нарастанию интереса магического сообщества к политике и включению их в общественную жизнь. После этого встанет третья проблема.

3.Проблема нечеловеческих рас. При установлении политической системы обязательно этот вопрос будет так или иначе поставлен. На сегодня нам известны по крайней мере пять нечеловеческих рас в Колдовском Мире: 1) великаны; 2) вейлы; 3) гоблины; 4) домашние эльфы; 5) кентавры. Здесь развернется талант Гермионы Грейнджер, которая сначала возглавит Управление по делам магических существ, а потом и станет ядром гражданского движения за равноправный статус других разумных рас Колдовского Мира. Со временем именно она, насколько я понимаю ее характер, также войдет в парламент, приведя с собой третью политическую силу: интеграционистов. Вступая в блок с близкими по идеям прогрессистами, Гермиона окончательно сместит баланс в пользу дальнейшей модернизации колдовского сообщества.

4.Вхождение Колдовского Мира в глобальную цивилизацию. После того, как будет однозначно установлен вектор на модернизацию общества, это будет способствовать возрастанию интереса к маггловскому миру, сначала в области обычной торговли, а затем и культурному обмену. Это окончательно снимет необходимость в изоляции, и к 2020 г. процесс реинтеграции будет полностью завершен.

5.Проблема веры. Я ставлю этот вопрос потому, что он очень важен для самоидентификации магов. Человек, пусть даже наделенный сверхспособностями, обяза-тельно должен иметь какой-то кодекс, в который он верит. Это может быть христианство, ислам, иудаизм, буддизм, бахаизм, индуизм. Но это то, что дает человеку стимул к дальнейшему развитию, поэтому я обязательно прогнозирую, что в Колдовском Мире начнется духовное возрождение. Возможно даже будет восстановлена церковь, но не православная, и не католическая (от них маги уже натерпелись в свое время). Я склонен считать, что речь будет идти о некоей теософской религии, содержащей элементы христианства и буддизма, это наиболее соответствует синкретическому мироощущению волшебного мира. Не исключено также примирение с католической церковью, хотя это достаточно щекотливая тема, ибо даже монофизитские церкви, которые вообще-то, не менее древни, чем католическая, ею не признаются. Не говоря уже о православии, там вообще – что ни церковь, то богоизбранная, а все остальные – ложные.

Я обрисовал, разумеется, только основные контуры проблем. Я не буду говорить, что ломка изоляционистского, замкнутого дотоле общества Колдовского Мира, будет происходить легко. Будет очень большая буча, с дебатами, проблемами, может, даже локальными войнами. Не исключено, что возникнут принципиально новые вызовы при начале интеграции с внешним миром, такие как столкновение с религиозным фундаментализмом в той или иной форме. Но как написано в эпилоге Седьмой Книги, в итоге все закончится хорошо, Хогвартс останется Хогвартсом, и исправно будет принимать все новых и новых учеников.

?



© Hp-Theory.ru, 2004-2010 гг. Все права защищены.
Проект является некоммерческим и не предназначен для получения прибыли или извлечения иной материальной выгоды. Все литературные персонажи, упомянутые на страницах сайта, принадлежат Дж.К. Роулинг, Scholastic Inc, редакции Bloomsbury, и AOL/Time Warner Inc.

Potter-Fanfiction Архивы Кубискуса