Сказка о сказке - часть 1
СОКРОВИЩНИЦА ВОЛШЕБНЫХ ТЕОРИЙ ПОТТЕРИАНЫ
Новости
Теории
Фанфики
О нас
Форум

Сказка о сказке - часть 1

Автор: Ashnar Lynx

(субъективные заметки по поводу Гарри Поттера-7)

Иногда намного проще не копаться в хитросплетениях авторской мысли, а честно и откровенно спросить: а что автор курил во время написания книги?

Самый лучший критик – это тот, кто рассказывает не о том, что плохо или хорошо в той или иной книге, а тот, который рассказывает – как бы он эту книгу написал сам.

Скажу вам честно и откровенно: мне не нравится Джоан Роулинг и мне не нравится ее Гарри Поттер. Дальнейший текст, как вы понимаете, слишком впечатлительным фэнам читать противопоказано, потому что я намерен в очередной раз изругать роулинговский цикл, но на этот раз в комплексе и в виде критической статьи. Не читайте. Может быть, у вас получится найти позитив, потому что его в седьмой книге я так и не нашел. Да и собственно, по-другому и не могло получиться, если пытаться из серьезного сюжета сделать детскую сказку.

Строго говоря, я до последнего надеялся, что она сумеет справиться со сложностью ею же выдуманного мира, и создать действительно заслуживающую внимания Седьмую Книгу. Но вместо Большого Взрыва получился Жалкий Всхлип. Книга получилась затянутой, местами откровенно слабой, противоречивой и по большому счету, насквозь вторичной (уж не знаю, как получше это сказать, но писать Роулинг не умеет, отсюда и все ее ляпы и несоответствия в сюжете – ей нужно либо научиться прописывать идеи так, чтобы они не теряли своего блеска даже при слабости текста, либо научиться реализовывать свои же идеи до конца). Все время, которое я читал «Гарри Поттера и Дары Смерти», у меня возникало стойкое впечатление, что это чей-то фанфик, за исключением отдельных, действительно сильных психологических моментов (например, смерть Снэйпа). Наверное, потому, что мой Гарри Поттер никогда бы не был настолько растерян и слаб, и не предавался бы перед последней битвой с Вольдемортом эсхатологическим раздумьям «вот я умру и так будет лучше», даже зная, что ему не суждено в ней выжить. Он бы приложил все усилия, чтобы как следует подготовиться к этой Битве, и ни за что бы не допустил, чтобы Вольдеморт убил его и напал на Хогвартс, последний бастион типа-Светлых. Почему «типа»? Да потому что в последней книге Джоан Роулинг дает понять, что в книге вообще не было Светлой Стороны, за исключением Героической Троицы. Дамблдор оказывается циничным жуликом, который использовал Гарри для того, чтобы найти все крестражи Вольдеморта, чтобы потом с чистой совестью отправить его на смерть, более того, он оказывается замешанным в темную историю с Дарами Смерти и обретением Всевластия, другом темного волшебника Гриндельвальда (честно говоря, этим он мне сразу напомнил Гэндальфа с его словами «о, как бы я смог защитить всех при помощи Кольца», только в отличие от толкиновского Серого Мага, Дамблдор перед искушением не устоял). А после воцарения Вольдеморта, решительно все волшебники послушно начинают искать среди своих полукровок и магглорожденных, и сдавать их оптом и в розницу Пожирателям Смерти. Такое впечатление, что в волшебном мире Роулинг давно уже пахнет Оруэллом, к тому же возможности заклятия Obliviato позволяют то, чего Старший Брат добивался нудной промывкой мозгов и внедрением новояза. Да и кроме того, вместо того, чтобы читать и думать над тем, что сама написала раньше, Роулинг предпочитает в каждой книге выдумывать новый вид магических артефактов или магии, которого не было в предыдущих. Конечно, так проще. Но я считаю, что так со своим миром обращаться нельзя. Поэтому я восполню за автором «недодуманное».

Но давайте все попорядку.

1.Беглым взглядом по Колдовскому Миру

Итак, существует два «квазипараллельных» мира на Земле, один – в котором живут магглы, то есть, обыкновенные люди, и другой – в котором живут исключительно маги. Для того, чтобы эти сообщества никак не пересекались, маги используют ряд специальных заклинаний, которые затуманивают сознание людей. Насколько понятно из роулинговской космогонии, ключевые события в этих сообществах отражаются, как в зеркале. Вторая мировая война в мире магглов соответствует войне против могущественного Темного Мага Гриндельвальда (кстати, Гриндельвальд тоже немец, или даже австриец, как и Гитлер). А война против терроризма соответствует войне против Пожирателей Смерти. Кому в этом случае соответствует Герой Гарри Поттер, сказать затруднительно, так же, как ответить на кучу других вопросов, которые возникают при сличении рубежа XXI века в мире магглов и в магическом мире. Впрочем, это не суть важно. Важно то, что в мире Роулинг ни слова не говорится о Расколе. Давайте подумаем логически. Эти квазипараллельные миры не могли существовать изначально, должно было быть некое событие, которое стало точкой отсчета, и настолько напугало магов, что они решили от людей отгородиться буквальным образом стеной, причем страх должен быть настолько сильным, что заставить их вообще разорвать все связи с миром людей – только так можно объяснить маниакальную страсть древних родов к чистоте. Такое событие есть. 5 декабря 1484 г. Папа Иннокентий VIII издает так называемую «буллу ведьм», Summis desiderantes affectibus, где папа признает существование ведьм и предоставляет инквизиции право делать все необходимое для их уничтожения. А в 1486 г. выходит печально знаменитый Maleus Maleficarum, который нам известен под именем «Молот ведьм». Вот это и есть дата раскола человеческой цивилизации на сообщество людей и сообщество магов. Это действительно период наибольшего страха магов перед людьми, дошедший до такой параноидальной степени, что превратился в прямую ненависть к «немагам». Косвенным доказательством того, что раскол произошел в средневековье, служит то, что заклинаниями служит исковерканная латынь.

А вот теперь становится виден основной ляп Роулинг, откуда идет большинство ее ошибок. Потому что в мире магов нет того, что там бы обязательно было, если раскол произошел в XV веке именно на два мира. Там нет церкви. Исковерканная латынь в качестве заклинания – это не что иное, как остатки церковной магии. Именно она является основой магии в мире Роулинг, а не дохристианские магические ритуалы, которые использовали либо древнеегипетский, либо древнееврейский. Ничего этого Гарри в Хогвартсе не учит, зато он учит латинские заклинания, вроде «Wingardium Leviosa» или «Obliviato», или даже «Imperio». Единственное заклятие из мира Роулинг, которое звучит «не полатыни» - это «Авада Кедавра», но и оно имеет латинское происхождение. Фраза «aveho cadaver» приблизительно переводится как «сделать трупом» (существует и версия об арамейском происхождении этого слова, но в данном случае по-моему, очевиден именно латинский корень). Такое ужасное коверкание исходных, вполне понятных средневековому заклинателю, фраз, может свидетельствовать также о том, что магический мир долгое время был изолятом, в котором знания буквально утрачивались одно за другим, пока не привело к тотальному упадку цивилизации, пассивному ожиданию полной гибели и патологической замкнутости в пределах своего маленького мирка, а отсюда как раз и вытекает объяснение того пароксизма крайнего фашизма, в котором забилось колдовское сообщество. Это обыкновенный страх изолята перед растворением в ушедшей далеко вперед цивилизации людей, чья техника на порядок превосходит магию. Да и саму магию волшебники постепенно утрачивают, ибо уже не могут, например, колдовать без волшебной палочки. А ведь в книге недвусмысленно, и не один раз педалируется факт, что детям волшебная палочка не нужна. Гарри не нужна была палочка, чтобы испарить стекло в «ГП и Философском Камне», и уж тем более она не нужна была в детстве Снэйпу. Значит, для взрослых палочка – не более чем связывающий действия костыль. А такое повсеместное их использование также свидетельствует в пользу того, что магический мир был классическим изолятом, а в изоляте всегда развивается неукоснительное следование обычаям (не удержусь от украинизма – в украинском языке есть великолепный термин для этого - «звичаєве право»), и отступление от него считается кощунством.

Доказательств того, что магический мир – изолят, я могу без особого труда набрать полную руку. Для яркого примера можно взять ту же магическую палочку. Это инструмент, который сам по себе магической силы не имеет, а только усиливает естественную магию своего пользователя, и предоставляет ему возможности пользоваться основными заклинаниями при помощи голосовой команды. Можно даже посвятить целое исследование физике магического воздействия палочки, но суть одна – это продукт очень высокой технологии, достаточно простой, чтобы его можно было легко воспроизвести, не будучи магом, и в то же время достаточно высокотехнологичный, чтобы служить усилитилем, устройством памяти и ментальным концентратором (что-то типа спикарта у Желязны). Для того, чтобы заниматься более продвинутым волшебством, палочка не нужна (Дамблдор, например, для того, чтобы колдовать, палочкой может не пользоваться), и ее повсеместное использование является косвенным доказательством того, что наука в волшебном мире уже не первое столетие стоит на месте. Потому что вместо исследования новых методов применения магии, акцент делается на комбинировании записанных в памяти палочек основных заклинаний. Чтобы исправить волшебную палочку, Гарри даже не пытается разобраться в ее устройстве, а просто использует возможности более мощного (и судя по всему, обладающего неким родом искусственного интеллекта) артефакта. Даже сам Олливандер, вероятно, в устройстве палочки не разбирается, он просто очень хорошо их умеет делать по стандартному шаблону, так же, как мастер по очкам не разбирается в оптике – он просто лучше других шлифует линзы и подбирает оправы. Иначе он не подбирал бы Гарри палочку так долго, а любой мастер-палочник смог бы штамповать копии Старшей Палочки. А отсюда только один вывод – технология создания оригинальных магических артефактов безвозвратно утеряна. Так же, как была утрачена технология создания крестражей, которую гениальный маг Томас Риддл сумел восстановить по обрывкам слов Слагхорна и старых запрещенных книг. А вообще, перечень утраченных технологий впечатляет – хроновороты (контроль времени), плащи-невидимки (управление световыми волнами), корона Рэйвенкло (усиление интеллекта). Это все когда-то маги умели делать, но утратили знания, и теперь для них – это тоже непознаваемая магия, как для магглов – те фокусы, на которые они еще способны.

Итак, из вышенаписанного однозначно следует: магический мир Роулинг – это не квазипараллельный мир, а просто изолят беглецов, ухитрившихся чудом спастись от инквизиции, растеряв большую часть своих знаний и способностей, в котором все банально врут самим себе, сочиняя мифопоэтические сказки о древнем величии и постоянно порываясь снова замкнуться в своем маленьком мирке. Это крайне благоприятная почва для оруэлловского сознания, что и приводит к возникновению фашизма. Отсюда следует еще один невеселый вывод: если не восстановить связи с остальным человеческим миром, волшебный мир погибнет. Он скатится к тоталитаризму, и окончательно растеряет все то, что с таким трудом оберегал на протяжении столетий. Поэтому Героическая Троица – это не столько сказочные дети-герои, сколько экзистенциальный символ единства – чистокровный маг, маг-полукровка и магглорожденная. Их дружба – это экзистенциальное отражение того, к чему следует стремиться магическому миру, чтобы выйти за пределы своего изолята: стать единым целым, а не делить и так ограниченный до предела мирок еще и на «элиту», «слуг» и «рабов». Вольдеморт же является антитезой не персонально Гарри (как об этом ошибочно пишет Роулинг), а именно Героической Троице. А их противоборство – это вовсе не противоборство Светлой и Темной стороны, а противоборство двух Мессий, каждый из которых воплощает один из двух путей дальнейшего развития магического мира – или фашизм, или воссоединение с человеческим миром (интеграционизм).

Отдельно стоит сказать о Светлой и Темной Стороне в магическом мире Роулинг. Задав такой сложный мир в качестве отправной точки, она сделала еще одну ошибку. Она неправильно расставила акценты «хороший-плохой», а отсюда вытекают те неоднозначности, которые и позволяют заподозрить, что Роулинг просто не знала, кого куда записывать, и буквально в отчаянии, что все герои у нее получаются в результате плохими, начала убивать их направо и налево и тем загубила сюжет. Даже эталон чести и благородства Дамблдор оказался у нее в итоге чуть ли не Темным Магом. А дело все просто в том, что в изоляте всегда абсолютные определения Светлой и Темной стороны смазаны, если не искривлены. Высшей добродетелью в изоляте считается как можно более замкнутая жизнь, сокрытие даже от своих друзей личной жизни (привычка, усвоенная на горьком опыте, поскольку во время инквизиции действительно предавали всех и вся даже близкие родственники), постоянные попытки добиться как можно большей власти (чтобы обезопасить себя и свою семью), и конечно же – постоянные поиски бессмертия, то есть навечного сохранения себя и своего маленького мирка. Вот с этой точки зрения и смотрят на мир абсолютно все герои книг Роулинг, исключая Героическую Троицу. Гарри, Гермиона и Рон в этой системе координат воплощают Зло, поскольку прямо противоречат каждому пункту мировоззрения изолята. И наоборот. В системе координат интеграционизма только Героическая Троица представляет собой Добро, все остальные в ней – Зло. Это если действительно принять роулинговскую манихейскую версию расположения сил «Вольдеморт – Героическая Троица». Мне она совершенно не нравится, тем более, что она не отражает всей логики поведения героев. Поэтому я предлагаю другую систему координат, раннехристианскую. Суть ее состоит в простом критерии: все, кто способен на дружбу, любовь и сопереживание – принадлежат к Светлой Стороне независимо от того, на чьей стороне стоят. Но с такой позиции сказку не напишешь о борьбе против Князя Тьмы, потому что тогда в разряд Светлых попадают многократно всеми изруганный Северус Снэйп, Драко Малфой, его мать Нарцисса Малфой и даже «большой Ди» Дурслей, который в конце-концов оказывается неплохим в общем-то парнем, просто слегка задавленным своим окружением. И переход Кричера на сторону Светлых с этой точки зрения логичен – ведь он теперь защищает не «хозяина», а «друга». Именно на этой лакмусовой бумажке и должен строиться в будущем мир, в котором маги смогут наконец-то вырваться из того тупика, в который сами себя и загнали, спасаясь от неминуемой гибели. Так вот Роулинг, судя по всему, и разрывалась между этими двумя концепциями – манихейской и раннехристианской, я бы сказал, а потому персонажи у нее и вышли в Седьмой Книге такими, сами на себя не похожими. Впрочем, мы еще вернемся к сумме теологии Колдовского Мира более подробно, и там ярко будет видно, что на самом деле магия Колдовского Мира имеет происхождение не в сатанизме (как многие на полном серьезе пишут), а в христианстве. Более того, сам цикл о Гарри Поттере – это величественное полотно о возвращении к истокам. Жаль только, что только в потенциале и в моем восприятии.

Для того, чтобы написать книгу о Гарри Поттере, учитывая сложность созданного Роулинг мира, нужен недюжинный талант, сравнимый с талантом братьев Вачовских, сумевших показать крах манихейства в человеческой цивилизации в фильме «V означает Вендетта». А его, как ни горько это сознавать, у Роулинг нет. Это часто бывает, человек способен на идею, а вот реализовать не хватает сил, и в этом нет ничего плохого. Но давать таким людям в абсолютное владение такие миры, по моему – преступление.

2. Сумма теологии

С самого начала, как только стало известно, что Лорда Вольдеморта по-настоящему зовут Томас Риддл, для меня окончательно стало ясно, что Колдовской Мир живет по исковерканным, но все же легко узнаваемым правилам средневековой христианской философии. Совпадение имен в данном случае случайным быть не может, имя Томас явным образом отсылает нас к труду Фомы Аквинского (именно аналогом имени Фома является как имя Томас, так и уменьшительный его вариант Том) «Сумма Теологии». А сам Вольдеморт как раз и является воплощением той искаженной морали, которая возникла в Колдовском Мире после Раскола, и является своего рода его «суммой теологии». Личность Вольдеморта мы рассмотрим в следующем разделе, а пока сосредоточимся на деталях того, что произошло после 1486 г., который, как мы уже показали выше, является датой Раскола и началом долгого периода изоляции.

Для начала определимся с тем, откуда именно бежали маги. Средневековая Европа была не таким уж приятным местом, где можно было свободно основать поселение, к тому же не совсем обычных людей, которые еще и при этом занимаются наукой. Можете меня не разубеждать. Магия в мире Роулинг является наукой, и ничем иным, только занимается эта наука не исследованием явлений природы, а исследованием граничных способностей самого человека. Место ее в общем дереве наук расположено где-то между психологией и экстрасенсорикой. Вот и давайте рассмотрим, где именно до XV века имелась возможность заниматься подобным и довольно долго не попадать при этом на костер. Таких мест всего два – монастыри и университеты. И то и другое имело непосредственное отношение к церкви. Это наше первое доказательство чисто христианского происхождения Колдовского Мира.

Что интересно, образовательная система в Колдовском Мире, здорово напоминает средневековое деление дисциплин на тривиум и квадриум, разве что не сохранилось четкое разделение предметов – в этой системе преподавать начинают сразу все. Только вместо Тривиума в Хогвартсе студенты сдают С. О. В., а вместо Квадриума – П. А. У. К. И точно так же, как в средневековых университетах, студент, не сдавший тривиум, не имеет допуска к изучению предметов квадриума, так и здесь, без сдачи этих экзаменов хотя бы на «удовлетворительно», студент попросту не допускается к «углубленным» предметам. Не говоря уже о том, что дальнейшее обучение высшим дисциплинам без сдачи этих экзаменов недопустима. Предметов в Хогвартсе тоже семь, как и в средневековом университете: зельеварение, история магии, трансфигурация, заклинания, астрономия, травология и защита от темных искусств. Они даже перекликаются с предметами средневековых университетов, так, например, заклинания – это явный аналог риторики, астрономия так и сохранилась со времен квадриума, трансфигурация – это философия и так далее. И точно так же, все остальные предметы являются факультативами. Образовательная традиция, как видим, сохранилась почти без изменений, поэтому делаем однозначный вывод – одним из мест, откуда в XV в. В панике бежали маги, были европейские университеты.

А теперь самая сложная часть нашего исследования туманного прошлого Колдовского Мира. Я был уверен его в монастырском происхождении еще начиная где-то с третьей или четвертой книги. Уж слишком много было ассоциаций, которые могли иметь корни только в средневековой монашеской традиции. Например, одежда. Основой моды в Колдовском мире является роба. Так вот роба как раз и характерна либо для университетской традиции (мы уже показали, что одно из мест концентрации магов в средневековье были университеты), либо для монашеской традиции. Дальнейшим развитием робы, кстати, является как священническая ряса, так и мантия, которая была характерна как монашеское облачение в IV-V веках. А теперь взглянем на фрагмент письма, которое получил Гарри Поттер в «ГП-1».

Учащимся первого года потребуются:

1. три комплекта повседневной одежды (мантия черная)

2. один повседневный головной убор (шляпа остроконечная черная)

3. одна пара защитных перчаток (кожа дракона или аналогичные материалы)

4. один зимний плащ с капюшоном (черный, застежка серебряная)

Обратите внимание, стандартной формой для учащихся считается мантия, которая, как мы уже выяснили, имеет истоки в монастырской моде. Остроконечная черная шляпа – это дальнейшее развитие клобука, головного убора, состоявшего из высокого цилиндра (который назывался камилавкой), на котором крепился крест, и черного покрывала, которое крепилось к камилавке и спадало на плечи и спину. Со временем покрывало превратилось в поля, а крест превратился в коническое навершие клобука – и так возникла остроконечная «колдовская» шляпа. Другим предком остроконечной шляпы является еще один элемент церковного облачения – куколь, т.е. маленькая остроконечная шапочка.

Монастырское происхождение плаща с капюшоном даже доказывать не нужно, думаю, все помнят стандартное облачение средневековых монахов-францисканцев – длинная мантия с капюшоном. Кстати, тот плащ, который носим и мы в повседневной жизни, тоже происходит от монастырского одеяния.

А вот теперь несколько любопытных фактов. Колдовская мода в большинстве своем происходит от монашеской традиции восточного обряда, может быть, от дораскольной единой апостольской церкви, а также к францисканской монашеской традиции. А вот теперь любопытный факт. Богословское и философское образование в Европе создали и развивали именно францисканцы, которым в 1256 г. было даровано право преподавать (вот откуда маги взялись в средневековых университетах). Более того, почти все известные нам крупные мыслители Средних Веков, такие как Роджер Бэкон, Вильгельм де Рубрук, Уильям Оккам, даже Бертольд Шварц (это тот, который изобрел порох). Они также были инквизиторами, пока их не заменили доминиканцами и иезуитами. Так вот любопытно, что в вопросах инквизиции францисканцы были намного более либеральны, чем доминиканцы. Именно доминиканские монахи Генрих Крамер и Якоб Шпренгер были авторами того запроса к Папе Иннокентию, результатом которого являлась «булла ведьм», и они же были авторами Malleus Maleficarum. И именно с доминиканскими монахами францисканцы вели постоянную борьбу во многих догматических вопросах. Кроме того, Франциск Ассизский очень любил живую природу и считал животных такими же разумными, как и люди. Одним словом, если маги и могли поступать в какой-то орден, то только в этот.

Итак, историческая последовательность восстановлена.

Первоначально магией занималась и культивировала какая-то, неизвестная нам теперь ветвь францисканского ордена. Благодаря тому, что большинство инквизиторов тоже были францисканцы, в средние века маги имели неплохую защиту, и даже имели возможность проводить научные исследования в университетах. В конце-концов соперничающий с ними доминиканский орден обнаружил, что среди францисканцев подозрительно много тех, кто занимается такими науками, как, например, алхимия или травознайство (кстати, среди средневековых монахов это было вообще очень распространено), различными естественными науками, и почти сразу же выяснилось, что лучшие из них – это настоящие маги. Остальное нам известно – после буллы папы инквизиция нанесла страшный удар по сообществу магов, нашедших себе приют в монастырях и университетах, и остатки этого неизвестного нам францисканского ордена бежали в панике на Север и Восток. Отдельные островки сохранились во Франции и в Германии, но большинство магов сочло нужным переселиться в островную Англию, где инквизиция действовала не так активно. К тому же в Англии, начиная с XIV в., наметился раскол с Римской Католической Церковью, что для магов было очень благоприятно. Так возник знакомый нам Колдовской Мир.

Любопытен генезис социальной психологии Колдовского Мира. Прежде всего, это мир патологического безверия. Во что верят жители этого замкнутого на себя мира, нам известно крайне мало, вероятно, потому, что гонения были настолько страшными, и унесли столько жизней, что вера полностью деградировала и превратилась в набор мифопоэтических легенд. Это в терминах социологии называется «кризисом доверия», согласно определению, например, Петра Штомпки . Верующие, а в особенности, монахи, полностью доверяют Богу и Церкви. Гонения же были организованы именем Бога и высшими церковными иерархами. В таких ситуациях наступает безверие, т.е. полное отрицание всех тех идей, которым ранее полностью доверяли. Это и объясняет, почему в Колдовском Мире нет церкви. Однако это место было быстро занято другим, так называемым «имморталистским» культом, в котором объектом веры является возможность достижения физического бессмертия. Соответственно, в подобной этической системе как основной императив будет рассматриваться постулат «бессмертие любой ценой». Любопытно, что имморталистские культы возникают везде, где происходит крах веры. Коммунизм в СССР также был дефакто имморталистским культом, где одним из основных мифов было «неумирание» В. И. Ленина (мифологема «Ленин и сейчас живее всех живых»).

Петр Штомпка также определяет шесть защитных реакций, которые возникают в период кризиса прежней системы доверия. Они тоже вполне характерны для Колдовского Мира, вот их перечень и соответствующие наблюдения по книгам Роулинг.

1)Провиденциализм. Это своеобразная форма веры в предопределенность событий. Обратите внимание, в книгах Роулинг практически все верят в предсказания, даже такие туманные, как предсказание Трелани о Гарри Поттере;

2)Коррупция. Она обеспечивает ложное чувство упорядоченности и предсказуемости, ощущение контроля над хаосом окружающего мира. В книгах Роулинг Министерство Магии в итоге оказывается полностью коррумпированным, и захват власти Вольдемортом был настолько легким делом, что не будь Героической Троицы, он сумел бы в своих руках сконцентрировать всю власть и стать первым диктатором Колдовского Мира;

3)Чрезмерный рост бдительности. Это даже доказывать не нужно. Параноидальность и подозрительность власти Колдовского Мира настолько велика, что штрафуют даже за использование магии в случае, когда от этого зависит жизнь человека (я имею в виду случай с Дадли и дементором), а уж шпиономания в магическом сообщества в цикле о Гарри Поттера возрастает книга от книги;

4)Чрезмерное сутяжничество. Тоже доказательств не требует. Ряд героев в цикле о Гарри Поттере – настолько щепетильны, что стремятся к совершенно полному определению своего статуса, включая разного рода сертификаты, разрешения и тому подобное, а получив их - абсолютизируют их ad ultimo. Таким, например, становится Перси Уизли;

5)Геттоизация. Это отрезание себя от внешнего мира, возведение непроницаемых границ между ним и данной социальной группой. Тоже особых доказательств не требует. Колдовской Мир настолько изолирован от внешнего мира, и настолько замкнут в себе, что никто даже не догадывается о его существовании;

6)Патернализм. Мечты о фигуре Сильной Личности, которая железной рукой наведет порядок, очистит мир от неблагонадежных лиц и восстановит хотя бы подобие порядка. Патерналистические настроения были очень сильны в Колдовском Мире, обратите внимание, что Пожиратели Смерти были очень многочисленны, что сви-детельствует о сильном укоренении этого фактора в социальной морали.

Есть еще седьмой фактор: экстернализация доверия. Он возникает, когда среди людей начинают шириться сомнения в том, правильный ли выбор они сделали, и ожидают помощи откуда-то извне. Это фактор критический. Его возникновение означает, что общество перешло точку невозвращения, и само по себе восстановиться не может, и начало буквально гнить. Носителями экстернального доверия в книгах Роулинг является «вторая Группа Дамблдора», группирующаяся вокруг Гарри Поттера. Носителями «интернального» доверия является «первая Группа Дамблдора», группирующаяся вокруг Лорда Вольдеморта. Но о них мы поговорим, когда будем рассматривать личность Альбуса Дамблдора как ключевой персоне в Возрождении Колдовского Мира.

Напоследок немного о генетике. Во-первых, вопрос чистоты крови, полукровки, четвертькровки и тому подобное – тоже остатки средневекового представления о том, как происходит наследование. На самом деле все гораздо проще. Давайте вспомним школьный курс генетики.

Обозначим стандартную женскую хромосому с доминантным признаком (т.е. такую, которая передается по наследству) литерой X, а ту же самую хромосому, но уже с геном магических способностей – литерой X’. Аналогично для мужчин – Y и Y’.

А теперь составим таблицу наследования, учитывая, что доминантная хромосома обязательно передается потомку того же пола, и с вероятностью 50/50 потомку противоположного пола.

Мать Отец Тип потомка Принадлежность
X
Y
Сын
Y (маггл)
Дочь X (маггл)
X’
Y
Сын
Y (сквиб), X’ Y (маг)
Дочь X’ (маг)
X
Y’
Сын
Y’ (маг)
Дочь X (сквиб), XY’ (маг)
X’
Y’
Сын
Y’ (обычный маг), X’ Y’ (удвоенный маг)
Дочь X’ (обычный маг), X’ Y’ (удвоенный маг)

Очевидно, что наследование сразу двух доминантных генов – явление редкое, поэтому появление таких потомков как минимум вдвое менее вероятно, чем передача только одного наследственного фактора. А лично моя точка зрения – такие случаи вообще единичны в здоровом, и появление большого количества таких потомков является признаком вырождения.

Согласно этой схеме, Вольдеморт составляет редкое исключение – его мать является магом, а отец – обычным человеком, и при этом обладает магическими способностями. Возможно, именно этот факт убедил Томаса Риддла в своей исключительности, когда он узнал о своем происхождении. Северуса Снэйпа этот же факт убедил в его ущербности (см. историю Эйлин Принц). А Филч (как и Арабелла Фигг) является примером «удвоенного мага», когда материнские и отцовские гены друг друга нейтрализуют, переходя в рецессивный фактор. Кстати, дети Филча могли бы оказаться магами, если бы он женился на девушке из магглов. Гарри Поттер же является вполне заурядным магом, он сын волшебника, а у сына доминанта наследуется по отцу. Гермиона Грейнджер как магглорожденная, может оказаться потомком кого-то из тех магических семейств, которые в XV веке сочли за лучшее отказаться от своей магии и раствориться в человеческом сообществе, а может – и потомком изгнанного из изолята сквиба.

Следовательно, магом можно либо быть в полной мере, либо не быть вообще. Точка.

Кстати, аналогичная схема наследования магических способностей использована в цикле Кэтрин Куртц «Хроники Дерини», чье влияние на цикл о Гарри Поттере также очень существенно, как и желязныевского цикла «Хроники Амбера».



© Hp-Theory.ru, 2004-2010 гг. Все права защищены.
Проект является некоммерческим и не предназначен для получения прибыли или извлечения иной материальной выгоды. Все литературные персонажи, упомянутые на страницах сайта, принадлежат Дж.К. Роулинг, Scholastic Inc, редакции Bloomsbury, и AOL/Time Warner Inc.

Potter-Fanfiction Архивы Кубискуса