БИ-3: с любовью к узнику Азкабана. Часть 3
СОКРОВИЩНИЦА ВОЛШЕБНЫХ ТЕОРИЙ ПОТТЕРИАНЫ
Новости
Теории
Фанфики
О нас
Форум

БИ-3: с любовью к узнику Азкабана. Часть 3

Автор: anna_y и cathereine

ДУРСЛЬ-ИНТЕРЛЮДИЯ: ПРОБЛЕМЫ КРОВИ

Пока Гарри пишет заданное на лето сочинение с отличной темой "Бессмысленность сожжения ведьм в четырнадцатом столетии" (ведьм сжигать бессмысленно, Волдеморта убивать бессмысленно… а задал сочинение словно бы никакой преподаватель Биннз… отличная мелочь, между прочим) и медитирует на тему о том, что Снейп "был бы в восторге, найдись у него повод наложить на Гарри суровое взыскание на месяц-другой" (еще одна великолепная деталь - даже Гарри понимает, что без повода Снейп никуда), Роулинг развлекается с читателем, все более и более очеловечивая Золушкиных родственников.

После ОФ вообще многие простые вещи в применении к Дурслям оказываются далеко не простыми и обретают второй план. Например, несомненное, яростное и грубое стремление дяди и тети выбить дурь (она же магия) из Гарри имеет, скорее всего, вполне логичное и взрослое объяснение: Петунья, которую Дамблдор предупредил об опасности, грозящей племяннику, защищает его так, как не слишком далекие взрослые защищают в таких случаях не слишком любимых детей - "НЕ СМЕЙ ЭТО ДЕЛАТЬ НИКОГДА!!!". Вот запретит она ему общаться с магическим миром, и не произойдет то, что может произойти. Своеобразная (довольно глупая, конечно, но люди так часто бывают глупы...) мера безопасности.

Возможно, запрет разговаривать с соседями из той же оперы. Вряд ли Дурслей окружают сплошь клинические идиоты. Напротив, им должно быть отлично известно, что у Вернона с Петуньей проблемы с племянником… Но факт: Гарри в Литтл-Уининге запрещено разговаривать даже с соседями. То есть вообще общаться с кем-либо кроме Дурслей.

С другой стороны, Дурсли отнюдь не монолитны. Именно в интерлюдии УА мы впервые получаем возможность очень четко это понять.

Начнем с того, что дядя и тетя относятся к Гарри совсем не одинаково. Мальчик, конечно, этого не понимает, но поскольку он все видит, понять такие вещи вполне в состоянии внимательный читатель.

Петунья вечно в напряжении из-за Гарри, не просто потому, что нелюбимый племянник ей мешает нормально жить, хотя и не без этого. Но он для нее - и это несомненно - вечное напоминание о долге. Она обязана охранять его от буквально смертельной опасности. И, что после ОФ тоже несомненно, Вернона Петунья в свою тайну не посвятила. Между тем он человек, конечно, недалекий, но очень любит жену и прекрасно чувствует, что от Гарри у нее одни неприятности. Именно поэтому племянника не выносит и гоняет с утроенной силой.

Как бы то ни было, Гарри - родная кровь тете. А дяде - нет. Но Гарри это пока недоступно. Мардж для него тоже не более чем абстрактная сестра пары Вернон-Петунья. Не может мальчик пока уяснить, что Мардж относится к нему очень плохо по той причине, что он племянник Петуньи, а к Дадли очень хорошо, ибо он сын Вернона, то есть опять же родная кровь.

Да, с кровью выходит интересно.

Не только Гарри несладко с родственниками. Петунья явно не ладит с золовкой, которая ее сильно не любит и втыкает шпильки при каждом удобном случае. Что до Вернона, то он это, скорее всего, видит, но - видеть отказывается (мужчины себя вообще часто так ведут: "Моя обожаемая жена и моя обожаемая сестра друг в друге души не чают, потому что быть иначе не может"). Меж тем чудесная фраза о том, что Мардж "выращивала бульдогов и не очень часто гостила на Привит-Драйв, поскольку не могла надолго оставить своих драгоценных собачек" сразу многое определяет. Это называется вежливая отмазка для окружающих. И правда, не может же Мардж сказать в открытую, что не бывает у брата, потому что не переносит невестку…

Кто ляпнул глупость насчет того, что Гарри учится "в заведении св. Брутуса - интернате строгого режима для неисправимо-преступных типов"? Вряд ли Петунья - скорее Вернон, не сообразив, что вбивает клин между женщинами. Каков козырь для Мардж: как, Петунья, твой племянник настолько плох? А с другой стороны, чего и ждать - дурная кровь…

ДУРСЛЬ-ИНТЕРЛЮДИЯ: ПЛЕМЯННИК

Ну а уж если не понимает Вернон, то нечего требовать с Гарри. Подросток озабочен своими, наивными подростковыми проблемами и довольно наивными выводами из происходящего.

Каков, например, детский сад: "Гарри подозревал, что Рон посоветовал Гермионе не звонить, и это было очень жалко, ведь Гермиона, самая умная девочка в Гаррином классе, наверное, догадалась бы не сообщать с первых слов о том, в какой школе она учится". Ну да, можно подумать, Вернон не в состоянии понять, в какой школе Гарри познакомился с девочкой, которая звонит ему по телефону…

Далее, мальчик начинает осознавать, что родственники не просто психуют по его поводу - они его очень боятся. "Он очень ждал, чтобы она [сова] вернулась - сова была единственным живым созданием в доме, кто не ёжился при виде маленького колдуна". Да, хорошо, что Гарри это неприятно. Не хватало еще, чтобы ему стало нравиться, когда его боятся.

А ведь потенциальная возможность есть. Ох, надо воспитывать чувства…

Возможно, первым шагом в воспитании чувств становится праздник, который устраивают Гарри друзья. По собственной ли инициативе Хедвига так активно работает, чтобы обеспечить Гарри поздравлениями и подарками? Она, конечно, сова умная, но вряд ли настолько. Найти Гермиону во Франции - уж точно маленько перебор. Самый ужасный день рождения в ТК сменяется в УА едва ли не самым счастливым, совершенно настоящим, а по меркам Гарри - просто шикарным днем рождения. Во всяком случае, мальчик счастлив в этот день, как... эээ... как нормальный ребенок.

Кстати о подарках, они достойны упоминания. Вредноскоп от Рона - пусть дешевый, но никак уж не барахло для туристов. По нашим наблюдениям, за год вещица не соврала ни разу. Но, к сожалению, на нем проклятие Кассандры: никто ему, бедному, не верит. Даже Билл не заподозрил, что близнецы с его супом нахулиганили…

В качестве дополнительного бонуса из письма Рона становится ясным, что самый младший Уизли теперь переживает по поводу Перси (в прошлом году, помнится, были близнецы). Рон вообще склонен завидовать каждому из старших братьев, когда те чего-то добиваются. Мальчик непростой, честолюбив не менее Перси, а главное - не определился сам с собою, какая у него самого сильная сторона. Хочет быть таким, как кто-нибудь еще… Кстати, Гермиона это просекла. А Гарри лишь посмеялся.

Гермиона взрослеет: уже дарит Гарри не книгу, а - с учетом его интересов - набор для техобслуживания метел. Однако не следует преувеличивать степень подвижек: Рона она по-прежнему мерит по себе. Какой он счастливый, узнает в Египте много интересного о магии жрецов. Ага, узнает - только его интересуют совсем другие аспекты этой магии…

Зато книгу дарит Хагрид. И не просто так, а в качестве тонкого намека - видишь, Гарри, ты помог меня оправдать, так вот, я теперь, знаешь ли, преподаватель!.. Но намек пропал втуне, а "то, что Хагрид посчитал кусачую книгу полезной для будущего учебного года, показалось Гарри зловещим предзнаменованием". Мнительность, еще одно качество, которое надо лечить… пора учиться смеяться над своими страхами.

Напоследок письмо от Макгонагалл, где перед Гарри совершенно четко поставлена задача поладить с дядей и тетей. Тогда получишь выходные в Хогсмиде. Воспитывай в себе сдержанность и умение ладить с людьми…

Ведь Гарри, когда очень постарается, в состоянии найти с Дурслями хоть какой-то общий язык. "Было только одно маленькое улучшение - поклявшись, что не станет использовать сову для посылки писем друзьям, Гарри получил разрешение выпускать Хедвигу по ночам. Дядя Вернон сдался, потому что Хедвига не выносила постоянного сидения в клетке и устраивала по ночам жуткий шум". Родственники мальчика, конечно, не любят, но действовать согласно истории про того зятя, который вырвал себе глаз, дабы про его тещу говорили: вот та, у которой зять одноглазый, Дурсли не склонны. Если что-то им на пользу, они вполне могут согласиться, даже если оно одновременно хорошо и для Гарри.

Подросток работает именно в этом русле. Но, к сожалению, хотя и находит способ надавить на дядю с разрешением, жмет при этом на плохие кнопки. Открытый шантаж, если называть вещи своими именами.

Скверное начало для него самого. И отношений с родственниками не улучшит.

ДУРСЛЬ-ИНТЕРЛЮДИЯ: СЕМЕЙНАЯ ИДИЛЛИЯ

Визит любимой родственницы предваряется рявканьем Петуньи на Гарри: она раздраженно требует, чтобы Гарри что-нибудь сделал со своими волосами. Гарри не понимает, зачем. Не понимает, что Петунье хочется, чтобы Мардж как можно меньше на Гарри и тем самым на нее, Петунью, наезжала…

Дамы делают вид, что целуются - "тётя Маржи стукнулась мощной челюстью в костлявую щёку тёти Петунии". Обе подставляют щеку, в трогательном духе взаимной любви.
Далее Мардж разговаривает исключительно с братом, вернее, Вернон ей отвечает - иногда "торопясь с ответом". А когда Мардж все-таки единственный раз - и довольно нагло - обращается к Петунье, Вернон быстро вмешивается.

"- Петуния, на твоём месте я написала бы им. Дай им понять, что у тебя нет никаких возражений относительно применения самых суровых наказаний к этому мальчишке.
Похоже, дядя Вернон заопасался, что Гарри может забыть об их сделке; во всяком случае, он резко переменил тему".

Понятно, что Гарри рассматривает ситуацию только с точки зрения себя драгоценного. А что Вернон прикрыл (и, возможно, остановил) жену, подросток пока понять не способен.

Петунья платит золовке полной взаимностью. "В углу Ripper шумно лакал из блюдечка. Гарри увидел, что тётя Петуния едва заметно морщится всякий раз, когда капли чая и слюны падают на её чистейший пол. Тётя Петуния ненавидела животных". Ну, что тут скажешь? Очевидно, так…

Визит становится обременительным не только для Гарри, но в первую очередь для его тетки. Мардж постоянно наезжает на Петунью, пользуясь Гарри как поводом.

"А вот тёте Мардж, наоборот, нравилось, чтобы он был перед глазами, чтобы она могла постоянно вносить громогласные предложения по его "исправлению". Она обожала сравнивать Гарри и Дадли… Она постоянно бросала мрачные намёки по поводу того, что именно сделало Гарри настолько неудобоваримой личностью.

- Ты не должен винить себя за то, каким вырос этот мальчишка, Вернон, - сказала она за ланчем на третий день. - Если внутри с гнильцой, так никто ничего не сможет поделать". Далее следует совершенно открытый намек на некачественную материнскую линию сестры Петуньи ("Если с сукой что-то не так, непременно что-то будет не так и со щен...") - то есть вполне прозрачно и на саму Петунью.

Апогея ядовитые замечания достигают в день отъезда, когда Мардж неслабо приняла на грудь (Петунья, кстати, подчеркнуто пьет только кофе). "Не подумай, я ничего не имею против твоей семьи, Петуния…". Чудное начало в соответствии с формулой "Это я вам как подруга говорю". Квинтэссенция женской ненависти.

Скорее всего, Петунья не без некоторого удовольствия увидела то, что Гарри сделал с Мардж. Что-то авторам кажется, что после протыкания пузыреобразной родственницы и стирания ее памяти утихомиривать пришлось не столько ее, сколько Вернона.

Но в любом случае тетя Гарри своему долгу несокрушимо верна. Что бы племянник ни натворил, каждое следующее лето он неизменно проводит у Дурслей.

ДЕЛА НОЧНЫЕ

Итак, 7-8 августа Гарри с грандиозным скандалом уходит от Дурслей и очень скоро сталкивается с крестным псом на улице Магнолий. Надо полагать, когда подросток вылетает из дома в ночи и сильном гневе куда глаза глядят, без присмотра его не оставляют. Наблюдателей, согласно логике событий, должно быть двое:

а) черненькая собачка,

б) некто невидимый на дамблдолжности.

Сначала о собачке. Странно было бы думать, что она возникла в Литтл-Уининге точно в тот момент, когда Гарри надул тетку и, кипя, удалился в темноту. Гораздо логичнее считать, что ошивается она там довольно давно. Через год Сириус небрежно скажет Гарри - "Не беспокойся обо мне, я исполняю роль очень симпатичного бродячего пёсика". Вероятнее всего, в Литтл-Уининге уже шли активные репетиции этой роли.

Сколько времени он там крутился, понять довольно сложно. В Азкабане аппарировать нельзя, но на земле-то уже, наверное, можно? Или следует принять, что для бешеной собаки сто верст не крюк? В общем, три-четыре дня песик вполне мог бродить возле дома Дурслей, руководствуясь сентиментальным желанием глянуть на крестника и только потом придушить Петтигрю ("Увидеть Гарри и умереть").

Да, только про его тонкие чувства никто не знает, и почти все уверены, что беглый узник собирается глянуть на крестника исключительно с убийственными целями. Однако мистеру Блэку удается благополучно унести из Литтл-Уининга лапы, что он сам стопудово относит за счет собственной удачи и общей крутости.

Но это Сириус, который без пункта С. А мы сядем и подумаем. Если министерские служащие могли и не обратить внимания на тощую черную собачку, симпатично шныряющую по мусорным кучам, то как мог пропустить ее Дамблдор? Конечно, о его подозрениях по части невиновности Сириуса и тем более сути черненькой собачки никто из сотрудников знать не будет. Но отдельно проинструктировать, что надо посматривать не только за людьми, но и за животными (маньяк не дурак, вряд ли будет слоняться по Литтл-Уинингу без маскировки) и ни в коем случае не допускать контакта Гарри С КЕМ БЫ ТО НИ БЫЛО, Директор, по логике, просто обязан.

Приятно, что, сидя на сундуке, Гарри не забывает задаться важным вопросом (Дамблдор может гордиться силой мыслительного процесса ученика) - почему ему за его выходку ничего не сделали? Где Министерство Магии и уведомление об исключении? Последнее китайское предупреждение уже было в ТК, кстати, за мелочь - какой-то пудинг… А тут тетка.

Уведомление, разумеется, мимо Гарри не пролетит, но догонит его лишь в ОФ, когда Фадж с Дамблдором только что не на ножах. А пока Корнелиус в рамках мира, дружбы, обедов и камерной музыки тесно сотрудничает с Дамблдором и его слушается. Во всем, что происходит в смежных с Гарри сферах Политики, прослеживаются влияние Директора и его неповторимый стиль. Например, за домом Дурслей всегда внимательнейшим образом следят, но в УА наблюдатели явно имеют жесткое и недвусмысленное указание делать вид, что их нет, и не вмешиваться.

В теории Гарри мог бы не надуть, а сильно покалечить Мардж, и Министерство все равно спустило бы историю на тормозах. Политика…

Так что мистеру Поттеру остается медитировать на сундуке о том, что мы расцениваем как сигнальный огонь, зажженный Роулинг совсем для тупых: "Гарри до такой степени нарушил положения декрета о разумных ограничениях колдовства среди несовершеннолетних, что оставалось только удивляться, почему до сих пор не явились представители министерства. По идее, они должны были бы уже схватить его прямо здесь, где он сейчас сидит". Ребенок сильно разочарован и строго спросит с Фаджа: как, а в Азкабан не отправите? Странно это… подозрительно…

Но о Фадже чуть позже. А пока поставим себя на место Директора, которому надо срочно решать, что дальше делать с мальчиком. К Дурслям он не вернется. Все Уизли в Египте, Гермиона во Франции… вот незадача, а? Между тем в сложном положении и наблюдатель (собачка увидела крестника, а по-всякому остро надо, чтобы подросток ни с кем в контакт не входил). Так что не исключено, что автобус вызвал вовсе не Гарри, но некто, за ним наблюдающий. Пусть ребенок куда-нибудь подальше уедет, в том числе и от этой собаки, а за это время начальство успеет что-нибудь придумать…

Да, странноватый вызов. Сначала Гарри "поднял палочку высоко над головой", потом шарахнулся от баскервильского видения, "споткнулся о сундук и упал. Гарри попытался рукой смягчить падение, пальцы разжались, и палочка выпала. Он тяжело шмякнулся на обочину дороги". Если бы всякий раз, когда колдуны падают, роняя палочку, которую высоко держали, появлялся автобус…

Стэн, кстати, сомневается в правильности вызова. "Слуш, ты вить вправду нам сигналил, верноть?".

Впрочем, мы не настаиваем, потому что это не принципиально. Главное в том, что Гарри, садясь в автобус, собирается ехать в "Дырявый котел". И когда он туда приезжает, его там ждут.

Причем не кто-нибудь, а лично министр Фадж.

ЛЕГКО ЛИ БЫТЬ ДАМБЛДОРОМ?

Фадж ждет у гостиницы долго, потому что он замерз и устал, и при виде мальчика может сказать только: "Наконец-то, Гарри". Еще он успел пожаловаться трактирщику, который при виде Гарри выпаливает: "Вы нашли его, Министр!". Кстати, есть еще Хедвига, которая прилетает в "Дырявый котел" через пять минут после прибытия Гарри - высочайший совиный интеллект помог? Или бедняжка аппарировала за автобусом по всей Англии?

Короче, в "Дырявом котле" и возле него все напряженно ждут тринадцатилетнего Поттера.

А откуда они все знают, где ждать и куда лететь? Почему Фадж мерзнет и ждет Гарри именно возле гостиницы? У нас есть, между прочим, совершенно точное доказательство, что министерские наблюдатели объект потеряли. Об этом говорит не кто-нибудь, но начальник отдела по неправильному использованию магических предметов Артур Уизли в подслушанном Гарри разговоре с женой - то есть говорит искренне. И он на момент УА в курсе действий Министерства. Так что его показания заслуживают доверия.

Итак: "Мне дурно делается при мысли о том, что могло с ним случиться, когда он убежал из дому! Если бы не "Ночной рыцарь", я готов поклясться, что бедняга был бы мёртв раньше, чем министерство нашло бы его!"

Раз министерство должно было найти - значит, сначала потеряло. Но хотя ведомство лопухнулось, его глава совершенно точно знает, что потерянный Гарри приедет на автобусе. И знает, куда именно.

Объяснение тому лишь одно: помнится, Гарри осведомился у Стэна, почем доехать до Лондона. А в столице подросток нигде, кроме Диагон-аллеи, не был... так что на повестке ночи "Дырявый котел". Вот оно, доказательство, что при загрузке Гарри в автобус присутствовал кто-то очень себе незаметный. Если не от министерства, значит, от Директора.

С Дамблдора станется быть там и лично. Но - недоказуемо. К тому же особых предпосылок, что именно в этот день произойдет что-то страшно важное, не было. Каждый день визита Мардж чреват со стороны Гарри взрывом, и вряд ли Дамблдор всю неделю провел на Privet-Drive. Однако Фаджу сообщил Директор, кто же кроме него. И поставить министра ждать невесть сколько времени на лондонской улице какого-то набедокурившего третьекурсника способна только очень важная и очень уважаемая Фаджем персона…

Следует думать, что и Директору, и министру пришлось нелегко. Пока Гарри знакомится с особенностями вождения Эрни, шестеренки крутятся как бешеные. Фадж вытащен из постели собственными сотрудниками, которые сообщили о применении важнейшим объектом магии в нарушение закона, но поскольку вы держите объект под особым контролем… короче, наказывать или не наказывать?

Пока не наказывать и ждать, говорит спросонья Фадж и связывается с Дамблдором. Ваш Гарри, начинает он, конечно, персона важная, но не много ли он себе… Корнелиус, ласково отвечает Директор, а кого вы вообще собираетесь наказывать? Где объект? Он из дому ушел. Ой, говорит Фадж, начинает бегать кругами и орать на своих сотрудников, потерявших Гарри. Выждав краткую паузу для убедительности, Дамблдор появляется опять: Корнелиус, я нашел. Немедленно отправляйтесь к "Дырявому котлу" и записывайте инструкции, диктую по буквам…

Итак, министр подробно проинструктирован, как надо разрулить ситуацию, и поставлен ждать у дверей гостиницы. Наряд минмагии по личному указанию Фаджа в крайней спешке чинит тетку, стирает ей память и вправляет мозги родственникам Гарри на предмет возвращения любимого племянника в их дом на следующие каникулы. Гм. Картина маслом: дядя Вернон, объясняющий волшебникам, куда они могут отправиться со своим драгоценным Поттером… и очень старающаяся скрыть некоторое торжество Петунья… "Они были рассержены донельзя. Тем не менее, они готовы взять тебя обратно следующим летом, при условии, что ты останешься в Хогвартсе на рождественские и пасхальные каникулы". Читай - Вернон был страшно зол, а когда он проорался, Петунья твердым голосом согласилась взять племянника обратно. Фактически на прежних условиях, потому что каникулы Гарри и так неизменно проводит в Хогвартсе уже два года как.

Да, определенно Петунья по-своему довольна тем, как все сложилось.

Как бы то ни было, все улажено до момента встречи Гарри с Фаджем. Поразительная оперативность. Кстати, министр явно понимает важность проживания мальчика у родичей, уж если рассказывает об этом прежде всего, как о самом важном, и прямо-таки теряется, когда Гарри заявляет, что больше не хочет иметь ничего общего с родней. Можно сказать уверенно, что к этому моменту Корнелиус осведомлен и о том, в чем важность объекта, и о защите материнской крови. Цену Дурслям он тоже знает, то есть следит за Гарри внимательно: "В конце концов, это твоя семья, я уверен, что вы любите друг друга - м-м-м - в глубине души". Безумно смешная и весьма информативная фраза.

Скрытый комизм ситуации этим не исчерпывается. Потому что Фадж трогательно старается выдать Гарри чисто дамблдоровскую цепочку:

а) ах, как ты нас напугал,

б) возьми лепешку (ну, не случилось рядом долек),

в) все хорошо, расслабься,

г) да, кстати - никуда не уходи, счастливо оставаться.

Но стиля Директора у Фаджа нет, и получается у него плохо.

Трогательно наблюдать, с каким старанием Корнелиус пытается выполнить указание, наверняка данное Дамблдором: в разговоре с Гарри нельзя ни на чем акцентировать внимание, и уж ни в коем случае - ни на чем по-настоящему важном. Министр все время пытается выражаться по-дамблдоровски легко и непринужденно. И вообще, видимо, с целью произвести на Гарри хорошее впечатление, преподносит ему исключительно хорошие новости. Эээ… трудно отделаться от ощущения, что и это подсказано Директором: Фадж не знает, при каких обстоятельствах Гарри его впервые видел (арест Хагрида, ужасное первое впечатление бессердечного карьериста), но Дамблдор не может этого не помнить. Да, а вот теперь министр должен произвести на Гарри хотя бы частично благоприятное впечатление. Ох, как трудно с этими людьми…

Что Дамблдор с Фаджем не проработал, так это ответ на вопрос "А ГДЕ МОЕ НАКАЗАНИЕ??". До этого все ровно и хорошо, а тут Фадж резко неубедителен. "Либо Гарри обманывало зрение, либо Фадж действительно вдруг почувствовал себя очень неловко". Ну еще бы (заметим попутно, что мальчик может неслабо наехать уже в тринадцать лет). Попавший как кур во щи Корнелиус пользуется довольно неубедительным предлогом, чтобы выйти - "Давай, ешь лепёшку, Гарри, а я пойду взгляну, успел ли Том приготовить для тебя комнату". Ну конечно, как могут без министра в гостинице комнату приготовить?

И, надо признать, он смотался вовремя - мыслительный у Гарри начинает действовать на полную катушку. "Зачем Фадж дожидался его у "Дырявого котла", если не за тем, чтобы подвергнуть наказанию за содеянное? Теперь, когда Гарри спокойно поразмыслил над случившимся, ему подумалось: вряд ли это входит в обязанности министра магии - разбираться с колдовством несовершеннолетних?". Не в бровь, а в глаз. Фадж совершенно прав, когда, вернувшись, очень быстро пытается откланяться. Но Гарри упоминает о Сириусе - и нервозность министра уже нескрываема.

Фадж пытается уйти еще раз (у меня столько дел…). Однако тут Гарри приходит в голову гениальная идея насчет разрешения ходить в Хогсмид. Кстати, чем черт не шутит, может быть, министр мог подмахнуть, чтобы отделаться. Но за ценным объектом по имени Гарри Поттер охотится преступник Сириус Блэк. А, сталбыть, спокойнее, если Гарри никуда ходить не будет. Ни в Хогсмид, ни даже в магловскую часть Лондона. И Гарри недвусмысленно просят не покидать пределы Диагон-аллеи.

На всякий случай за ним будут очень, очень внимательно наблюдать - о чем, конечно, вслух ни слова. Вот хотя бы трактирщик Том, который чуть ли не больше Фаджа рад, что Гарри нашелся, присмотрит за ним в пределах "Дырявого котла" везде, кроме его комнаты. А непосредственно в комнате для этих целей есть говорящее зеркало.



© Hp-Theory.ru, 2004-2010 гг. Все права защищены.
Проект является некоммерческим и не предназначен для получения прибыли или извлечения иной материальной выгоды. Все литературные персонажи, упомянутые на страницах сайта, принадлежат Дж.К. Роулинг, Scholastic Inc, редакции Bloomsbury, и AOL/Time Warner Inc.

Potter-Fanfiction Архивы Кубискуса