Коридоры Времени - Глава 11
СОКРОВИЩНИЦА ВОЛШЕБНЫХ ТЕОРИЙ ПОТТЕРИАНЫ
Новости
Теории
Фанфики
О нас
Форум

Коридоры Времени - Глава 11

— Гарри? Гермиона? — раздался знакомый голос.
Молодые люди оглянулись и увидели Хагрида, который стоял в паре шагов от них и удивленно тер глаза, словно сомневался в собственном зрении.
— Как ты нас узнал? — воскликнул Гарри.
— А вы что, прячетесь? — перешел на громкий шепот Хагрид и заговорщицки подмигнул.
— Да нет, — хихикнула Гермиона. — Мы просто немного меняли свою внешность. Но теперь снова стали собой. Видимо, при перемещении во времени действие остальных зелий нейтрализуется, — она вытащила из кармана носовой платок и вытерла Гарри щеку. — У тебя кровь, — пояснила она его удивленному взгляду.
— Мерлин великий! Какое счастье-то! — запричитал Хагрид.
Он сгреб Гарри и Гермиону в охапку и прижал к себе так крепко, что они всерьез испугались, не переломает ли он им ненароком кости.
— А Дамблдор-то, Дамблдор-то как переживал! — продолжал голосить лесничий. — Извелся весь. Простить себе, говорит, не могу, что допустил такое. Где ж это вы были цельные полгода?
— Мы тебе потом расскажем, — пообещал Гарри. — Ты лучше скажи, что с Роном?
— А что с ним такое?
— Ну как же! — возмутилась Гермиона. — Он же ведь умирал. Я и отправилась в прошлое, чтобы достать один из ингредиентов зелья, необходимого для его лечения.
— А, ну да, — Хагрид задумчиво почесал бороду. — Дык Рон же уже месяца три как вернулся в Румынию, к драконам. Он хотел за вами отправиться, да Дамблдор ему не разрешил.
Девушка облегченно выдохнула, а потом снова насупилась.
— Значит, получается, что все это было зря?
Она растерянно посмотрела на Гарри, который сначала моргнул несколько раз, а потом упрямо сжал губы.
— Я бы предпочел, чтобы всего этого не было, — тихо сказал он. — Но теперь уже никуда не денешься, придется жить дальше. Давайте поскорее вернемся в Хогвартс, — уже громче добавил он, — надо все рассказать Дамблдору и узнать, что произошло после нашего исчезновения.
Хагрид вытер глаза рукавом своего неизменного кротового пальто и пробасил:
— Вы уж меня извиняйте, но мне это… дельце одно у меня тут. Вы идите, а я вас попозже догоню. Неспокойно сейчас, ох неспокойно.
Гарри быстро вскинул голову, словно вспомнил о чем-то очень важном.
— Хагрид, скажи, а на Хогсмид когда-нибудь нападали Пожиратели Смерти? — внезапно сказал он.
— Было однажды, — кивнул лесничий.
— Когда это было? — дрожащим голосом спросила Гермиона.
— Э-э-э… — Хагрид задумчиво почесал затылок. — Точно уже и не помню, но кажись, еще твои родители учились, — он мотнул головой в сторону Гарри.
— Тогда кто-нибудь пострадал?
— Точно! Вот ты сейчас спросил, и я вспомнил. Особого шума, конечно, не поднимали, но слухов много ходило. Значить, когда Пожиратели эти появились, все попрятались, поэтому не сразу и сообразили, что кто-то пострадал. А когда поняли, было уже поздно, их и след простыл.
— Да кого их? — воскликнул Гарри.
— Как кого? — обиженно моргнул Хагрид. — В Хогвартсе в тот год двое новых учителей было, непойми откуда взялись. А когда они исчезли, как раз в Рождество это было, как сегодня, все очень переживали. Поговаривали даже, что они и не преподаватели были вовсе, а сторонники Сами-знаете-кого, но Дамблдор, святой человек, быстро таких доброжелателей на место поставил. Официально объявили, что тех учителей убили Пожиратели Смерти. Да, еще и со Снейпом неладно было — вроде как он в тот день тоже в Хогсмид ходил. Может, и видел чего, но никому не сказал. Он и так-то странный был, а только с тех пор еще хуже стал. В общем, темная это была история… А вы чего интересуетесь? Гарри, ты не думай, твои родители тогда не пострадали.
— Я знаю, — тихо проговорил Гарри.
— Чтой-то мы с вами заговорились, — засуетился Хагрид, — а меня дела ждут. Да и вам лучше поторопиться, вот директор-то обрадуется.

* * *
Сказать, что Дамблдор обрадовался появлению Гарри и Гермионы, значит не сказать ничего. Отразившаяся на его лице смесь радости, изумления, недоверия и даже в какой-то мере страха настолько ошарашила молодых людей, что те никак не могли подобрать подходящих по такому случаю слов и поэтому молча смотрели на директора, также лишившегося дара речи.
Затянувшуюся паузу нарушил профессор Снейп, который без стука ворвался в кабинет и удивленно воззрился на своих бывших учеников.
— И каким же образом? — иронично поинтересовался он.
— К Вашему сожалению, мы все-таки сумели вернуться, — звенящим голосом ответил Гарри.
При одном только взгляде на Снейпа в нем снова проснулась та ненависть, которая было задремала, убаюканная огромными дозами успокоительного зелья. Больше всего на свете Гарри сейчас хотелось вцепиться в горло Снейпу, заставить его заплатить за каждое мгновение своей боли — даже не столько за старые издевательства еще времен школы, сколько за ту правду о чувствах родителей, с которой Гарри так и не смог смириться.
— Я тоже рад Вас видеть, мистер Поттер, — скривил губы Снейп. — Надеюсь, Вы не скучали.
— С Вами соскучишься, — процедил Гарри. сдерживаясь из последних сил, чтобы не вспылить.
— Северус, ты что-то хотел? — невозмутимо спросил Дамблдор.
— Всего-навсего удостовериться, что Хагрид ничего не напутал в очередной раз, — ледяным тоном ответил Снейп. — Теперь я вижу, что Поттер и Грейнджер действительно вернулись. Может быть, Вы скажете, как вам это удалось? — он повернулся к Гермионе.
— Зелье перемещения во времени, — ответила девушка.
Она была настроена не так враждебно, как Гарри, но все равно чувствовала неприязнь к Снейпу.
— Его приготовление отняло полгода? — поднял бровь профессор.
— Нет, это время отняли поиски рецепта, — мрачно отозвалась Гермиона.
— Великолепно, — видимо, кривить губы было одним из любимых видов выражения эмоций Снейпа. — Специально для Вас, мисс Грейнджер, я сварю зелье для укрепления памяти, чтобы Вы не забывали, что и где читали.
С этими словами он вышел из кабинета, оставив Гермиону хмурить брови, Гарри яростно сжимать кулаки, а Дамблдора загадочно улыбаться.
— Так что же с вами произошло? — миролюбиво произнес директор, как только за Мастером Зелий закрылась дверь.
Гарри начал подробно рассказывать о том, как он пытался найти Гермиону с помощью хроноворота и Карты Мародеров, как в конце концов его поиски увенчались успехом, но в самый ответственный момент хроноворот сломался; как им помог Николас Фламель, как они стали преподавать Защиту от Темных Искусств и Маггловедение и как все-таки нашли способ вернуться в свое время.
— Да, действительно, я помню Гарри Престона и Гермиону Гейбл, — кивнул Дамблдор. — После их исчезновения и появились слухи о том, что должность преподавателя по ЗОТИ проклята.
— А это правда? — спросил Гермиона.
— Неужели я бы ничего не предпринимал, если бы проклятие существовало на самом деле? — улыбнулся директор. — То, что учителя менялись каждый год — всего лишь стечение обстоятельств, и в этом нет никакой вашей вины, — он внимательно посмотрел на Поттера. — Произошло еще что-то?
С большим трудом, но Гарри все-таки рассказал даже о приворотном зелье, которое выпила его мама. Единственное, о чем он умолчал, так это о Снейпе и его влюбленности в Гермиону.
— Тебя ведь беспокоит то, что Лили могла влюбиться в Джеймса только из-за зелья? — с присущей ему проницательностью спросил Дамблдор.
— Так больно осознавать, что все это было ненастоящим, — тихо ответил Гарри.
— Ты действительно так думаешь?
— Но ведь я сам видел, что мама презирала отца! Она называла его надутым болваном, хвастливым индюком и шутом. А после того, как выпила тот сок… И потом, я специально читал про действие приворотных зелий. Все сходится.
— Гарри, — мягко сказал Дамблдор, — ты уверен, что правильно понял все объяснения, которые были даны в книге? Неужели ты предпочитаешь думать, что любовь твоей мамы к твоему папе была ненастоящей, искусственно вызванной? Почему ты не хочешь верить в то, что она была настоящей, но по каким-то причинам Лили ее не демонстрировала?
— Вы считаете… — ошарашенно начал Гарри.
— Я считаю, что всегда в жизни надо верить в лучшее, и тогда солнце станет светить чуточку ярче. Подумай об этом.

* * *
— Гарри, ну зачем тебе это? — в третий раз спрашивала Гермиона, однако понимала, что повлиять на друга все равно не сможет. — Неужели тебе мало того, что сказал Дамблдор?
После разговора с директором Гарри решил отправиться к Снейпу, чтобы поставить все точки над i и выяснить, что же тот все-таки подсыпал в злосчастный сок, который выпила Лили. Как Гермиона ни старалась, убедить Гарри не делать этого она не смогла, поэтому присоединилась к нему в качестве моральной поддержки. К тому же, она все равно была замешана в этой истории, ведь изначально предполагалось, что сок выпьет она сама.
Как ни странно, Снейпа в кабинете зельеварения не оказалось.
Пройдя через весь класс, Гарри подошел к едва различимой двери, расположенной почти в углу. О ее существовании он узнал благодаря многочисленным взысканиям, которые так любил накладывать на него Снейп и во время которых Гарри изучил каждый сантиметр кабинета, включая и эту таинственную, всегда запертую дверь.
Однако сейчас она была почему-то приоткрыта. Правда, Гарри был не в том состоянии, чтобы размышлять над подобными странностями, поэтому просто-напросто громко постучал и, не дождавшись ответа, распахнул дверь.
Как Гарри всегда и подозревал, это оказался личный кабинет Снейпа. В самой середине стоял огромный дубовый стол со сложенными в идеальном порядке пергаментами. В дальнем углу комнаты виднелся котел, в котором мерно булькала странного зеленоватого цвета жидкость, больше напоминавшая болотную тину, а по висевшим над котлом полкам были расставлены многочисленные банки с заспиртованными животными. Но больше всего Гарри поразило то, что одна из стен кабинета была заставлена стеллажами с книгами, которые занимали все пространство от пола до потолка.
— Может быть, лучше подождем его в классе? — с любопытством озираясь по сторонам, предложила Гермиона. — Если он узнает, что мы были здесь, Авада нам обеспечена.
Но Гарри ее не слушал, молча смотря куда-то в стену. Девушка подошла поближе, чтобы узнать, что же его там так заинтересовало, и пораженно замерла. Кусок стены прямо перед ними был полупрозрачным, образовывая проходную арку, а камни едва заметно светились.
— Ты ведь не пойдешь туда? — спросила Гермиона, даже не надеясь получить положительный ответ.
Как и ожидалось, Гарри вытащил палочку и решительно направился в манящий проход.
— Надо же, — он присвистнул, — святая святых — спальня Снейпа.
— Гарри, немедленно выходи оттуда, — строгим голосом приказала Гермиона. — Если мы тут попадемся…
Гарри вынырнул обратно с озадаченным выражением лица.
— Мне нужно несколько минут. Я кое-что нашел, — сказал он. — Пожалуйста, последи, чтобы Снейп сюда не вошел.
— Что ты задумал? — забеспокоилась Гермиона.
— Ничего особенного, — улыбнулся Гарри.
Он скрылся в спальне, а девушка стала нервно ходить по комнате, посматривая на часы и на дверь.
Гарри специально попросил ее остаться снаружи, потому что понимал, что она не позволит ему сделать то, что он хотел. Но он просто не мог отступить, тем более сейчас, когда перед ним открылась уникальная возможность узнать всю правду. Думоотвод — все события в нем видны с точки зрения того, кому принадлежат оставленные в нем мысли, поэтому в данном случае это и есть истина в последней инстанции.
Гарри наклонился над кубком с искрящейся в нем серебристой жидкостью и стал сосредоточенно смотреть в него, думая о Гермионе, о своих родителях и о зелье, подлитом в сок — все это должно было настроить думоотвод на соответствующие воспоминания Снейпа.
И вот поверхность стала разглаживаться, и на ней проступила четкая картинка — зимний Хогсмид. Гарри досадливо поморщился и хотел было уже прикоснуться к кубку палочкой, чтобы прогнать не нужную ему мысль, как увидел себя, Гермиону и Николаса Фламеля, беседующих около "Кабаньей головы".
"Неужели он нас видел?" — с ужасом подумал Гарри.
Он наклонился над думоотводом еще ниже и почувствовал, как его ноги отрываются от пола, он летит сквозь темноту, а затем приземляется в Хогсмиде, среди режущей глаза своим блеском кристальной чистоты снега и рождественского настроения, почти ощутимо витающего в морозном воздухе.
Оглядевшись по сторонам, Гарри увидел, что Снейп стоит в паре шагов от него и напряженно смотрит на угол дома, видимо, не решаясь последовать за интересующей его девушкой. На лице Северуса была написана такая мука, смесь обреченности и надежды, ревности и страсти, что Гарри на какой-то момент стало страшно.
Стараясь не отходить слишком далеко, он заглянул в тот переулок, где должны были стоять Фламель, он сам и Гермиона перед тем, как выпить зелье. Гарри до последнего момент надеялся, что ничего этого не было, что те полгода прошли совсем иначе и что Снейп сейчас высматривает совсем другого человека. Ведь в таком случае не было бы ни влюбленности слизеринца в Гермиону, ни приворотного зелья, ни сомнений в чувствах родителей Гарри.
— Удачи, друзья мои. И передавайте привет Дамблдору, — послышался голос Фламеля, разрушивший последние иллюзии.
— Ваше здоровье.
Для Гарри было тяжело смотреть на то, как он держится за руки с Гермионой, как они выпивают зелье и начинают растворяться в воздухе. Тяжело, потому что все это было реальностью. Они не изменили ход истории, они действительно были ее частью.
Внезапно кто-то пронзительно закричал, а в нескольких сантиментах от Гарри пронесся луч от заклинания.
— Пожиратели Смерти! — прошептал кто-то совсем рядом.
Гарри оглянулся и увидел белого как мел Снейпа, который расширившимися от ужаса глазами смотрел на людей в длинных черных плащах и масках на лицах, заполнивших переулок.
— Мальчик, что же ты стоишь? Надо бежать! — крикнул кто-то, хватая Северуса и силой запихивая в дверь "Кабаньей головы".
Через несколько секунд после появления помощников Волдеморта всегда оживленная деревушка словно вымерла: на улице ни одного человека, все двери крепко закрыты, а на окна опущены ставни. Пожиратели же, нисколько не смущаясь таким "теплым" приемом, шествовали по Хогсмиду с глумливыми возгласами и взрывами хохота, которые сопровождали попадания им заклинаний в витрины магазинов или рекламные вывески.
От рассматривания этой ужасной картины Гарри оторвал голос того мужчины, который увел Снейпа с улицы:
— Да что ты ерзаешь! Стой спокойно, пока они тебя не заметили.
— Нет, — вырывался тот. — Вы не понимаете! Я должен спасти ее! Она же в опасности!
Снейпу все-таки удалось освободиться от железной хватки мага и, выкрикнув "Ступефай", он бросился на улицу. Гарри не оставалось ничего другого, кроме как последовать за ним.
К счастью, Пожиратели Смерти уже отошли на некоторое расстояние, поэтому Снейп незаметно для них прошмыгнул в тот переулок, из которого совсем недавно исчезли Гарри и Гермиона.
— О, нет, — прошептал Снейп, и что-то в его голосе заставило Гарри подойти поближе.
На потемневшем снегу отчетливо виднелись несколько красных капель, а рядом с ними лежала бронзовая заколка для мантии — видимо, кто-то наступил на нее, не заметив под ногами.
— Гермиона… — это было больше похоже на стон смертельно раненого зверя, чем на обычный голос Северуса Снейпа, даже семнадцатилетнего.
Приглядевшись повнимательнее к заколке, которую Снейп бережно держал в руках, словно это была самая большая в его жизни драгоценность, Гарри вспомнил, где он ее видел. Точно такие же две были у Гермионы, они вместе покупали их в Косом переулке на свою первую учительскую зарплату.
"Видимо, теперь осталась одна", — подумал Гарри.
Лицо Снейпа тем временем приняло совершенно другое выражение. Теперь оно было полно ярости.
— Я узнаю, кто виноват в твоей смерти, — тихо проговорил Снейп, становясь на одно колено перед каплями крови на снегу и прижимая к губам заколку Гермионы. — Я отомщу. И меня не остановит ни то, что Дамблдор — самый сильный волшебник нашего столетия, ни то, что Тот-кого-нельзя-называть очень могущественный темный маг.
— Гарри, Гарри, — раздался над его ухом голос Гермионы.
Когда он снова оказался в спальне Снейпа, девушка стояла рядом и с тревогой смотрела на него.
— Ты что-то узнал? — спросила она.
— Да, — кивнул Гарри. — Я узнал, почему Снейп стал сподвижником Волдеморта и почему он был шпионом Ордена Феникса.
Он подошел к тумбочке возле кровати и увидел на ней именно то, что и ожидал — ту самую заколку для мантии Гермионы, которую девушка потеряла в Хогсмиде.
— Что это? — удивленно спросила Гермиона.
— Причина. Именно из-за этой маленькой вещицы все так сложилось.
— Но ведь это… — девушка удивленно посмотрела на свою мантию, обнаружив на ней точно такую же заколку, но в единственном экземпляре. — Это же моя.
— Твоя, — кивнул Гарри. Он вложил заколку девушке в руку и направился к выходу. — Тебе решать, стоит ли ему знать, что Гермиона Гейбл не погибла во время того нападения.
— А как же…
— Всегда в жизни надо верить в лучшее, — улыбнулся Гарри.

* * *
Рождество. Волшебная сказка даже для тех, кто привык к магии. Яркие игрушки украшают роскошные елки, которые своими ветками укрывают большие праздничные коробки с подарками. А на улице крупные хлопья снега медленно кружатся в воздухе, засыпая деревья, крыши, улицы. Снег блестит миллиардами драгоценных камней. И солнце все-таки светит чуточку ярче.



© Hp-Theory.ru, 2004-2010 гг. Все права защищены.
Проект является некоммерческим и не предназначен для получения прибыли или извлечения иной материальной выгоды. Все литературные персонажи, упомянутые на страницах сайта, принадлежат Дж.К. Роулинг, Scholastic Inc, редакции Bloomsbury, и AOL/Time Warner Inc.

Potter-Fanfiction Архивы Кубискуса