Не оставляй меня - Глава 1
СОКРОВИЩНИЦА ВОЛШЕБНЫХ ТЕОРИЙ ПОТТЕРИАНЫ
Новости
Теории
Фанфики
О нас
Форум

Не оставляй меня - Глава 1

Too many bitter tears are raining down on me

I'm far away from home

And I've been facing this alone

For much too long

I feel like no one ever told the truth to me

About growing up and what a struggle it would be

In my tangled state of mind

I've been looking back to find

Where I went wrong

Too much love will kill you

If you can't make up your mind

Torn between the lover

And the love you leave behind

You're headed for disaster

'Cos you never read the signs

Too much love will kill you

Every time

by Queen



Медленно, очень медленно она попыталась открыть свои глаза. Все больше свет нового дня проникал через ее веки. Застенчивая улыбка, возможно первая улыбка за несколько недель, появилась на ее губах.

Иногда она не могла понять, почему жизнь должна быть настолько жестокой прежде, чем все стало настолько замечательным. Ее сердце и душа, казалось, были потеряны, но теперь они вернулись назад. Какую цену она должна была заплатить за это? Снова и снова она вспоминала, как все произошло…

***
Это случилось шесть недель назад, именно тогда она потерпела крупную неудачу. Этим заклинанием она спасла его жизнь, но потеряла его дружбу. Гермиона Грейнджер убила бывшую, но все же любимую девушку ее лучшего друга. Она была самой сильной ведьмой в Хогвартсе, и все же она потерпела неудачу. Она успела отразить смертельное заклятье Авада Кедавра, создав щит. Заклятье было отражено от Гарри, но попало в Чоу Чанг. Чоу оканчивала школу в этом году, оставалось только два месяца до экзаменов...

Когда Волдеморт исчез, Рон долго кричал на нее. Он сказал, что в данной ситуации не могло быть ничего глупее, чем использование щита. Она знала это. Она знала, что это было ошибка. Она могла легко использовать, например Вингардиум Левиоса, но заклятье щита было первым, что пришло ей на ум.

Гарри вообще не говорил с ней. Он уже не был прежним, теперь он был так далек от нее. Как долго он сражался… Как долго он сражался, чтобы вытащить Чоу из ее печали? Теперь это не имело значения; она была мертва, убита одним из его лучших друзей. Гарри не сказал Гермионе, что она виновна в своей неосторожной поспешности. Он и не должен был говорить ей, Рон сделал эту работу лучше, чем кто- либо другой.

Ее экс-друг был умельцем в нанесение болезненных ран своими словами. Он изменился после пятого курса, когда летом одним из пожирателей смерти была убита его мать. Рону исполнилось семнадцать лет в этом году, и он уже не был забавным парнем. Он стал слишком циничным для этого. Это была одна из причин для Гермионы, чтобы закончить отношения, которые, в общем-то, никогда и не начинались. Они не могли разговаривать друг с другом. Они никогда не могли. Она была глупой девушкой потому, что давала ему шанс завоевать ее сердце.

После того, как они вернулись в Хогвартс с телом Чоу, их некогда дружное трио распалось. Гарри молчал, а Рон делал все, что он мог, чтобы сделать ее жизнь адом. Она не могла есть, не могла спать, и она даже не могла больше учиться. Это было чудо, что она умудрялась вставать с кровати утром. Самым жутким было то время, когда Гермиона сидела в библиотеке, пытаясь готовиться к экзаменам - студенты смотрели на нее, как если бы она была столь же ужасна как Волдеморт.

Но даже это не было худшим из того, что убивало ее душу… Это был Гарри. Только он мог тянуть ее в собственную непроглядную пропасть. Она могла видеть это в его глазах. Всякий раз, когда он смотрел на нее, она видела в его глазах только ненависть. Конечно, это была ненависть из-за того, что она сделала, из-за ее глупости.

Неделю за неделей она желала всем сердцем, что бы время вернулось вспять, и она смогла бы умереть вместо Чоу тогда. Волдеморт был жив. Он по-прежнему был опасен для Гарри. Она часто думала теперь, что при первом случае попытается сразиться со злым чародеем даже без своих друзей. Она будет там и отдаст свою жизнь за Гарри, так, чтобы он наконец-то смог жить настоящей жизнью после смерти Волдеморта. Эти мысли давали ей силу, чтобы существовать. Осталось только неделя до начала летних каникул, и она должна жить. Пока что жить… Она знала, что она может сделать это.

Было тяжело знать, что ее бывший лучший друг проводит каждый вечер в той же самой комнате, что и она. Они оба были старосты теперь. Они делили комнату отдыха, в которую выходили двери отдельных спален всех старост. Было более чем сложно для Гермионы, чтобы избегать Гарри. Когда она вставала из кровати, она делала это в 5:00. Это было единственное время, когда она знала, что он наверняка спит еще. Если она возвращалась в комнату отдыха, то всегда после полуночи. Это было все, что она могла делать.

В классе они не смотрели друг на друга, они даже не сидели друг с другом больше. Она вообще могла не ходить на занятия до летних каникул, потому что не могла сидеть там больше и слушать преподавателей; которые все чаще говорили ей, что она не является лучшей ученицей класса теперь. Она не беспокоилась. Она не нуждалась в этом больше. Ее жизнь закончилась, когда умерла Чоу. Кроме того, у нее еще будет возможность показать всем, что она может независимо оттого, что сейчас не может ничего.

Сегодня был один из ее обычных плохих дней. Гермиона не могла заставить себя встать. Она просто лежала в кровати и ждала, пока этот проклятый день не закончится. Никакие слезы не текли из ее глаз. Она была пуста. Ее тело начало показывать признаки ее душевной болезни. Большие темные тени под глазами. Она похудела, возможно, на 15 фунтов. Она подурнела, но ее и раньше не считали красивой, и потому никто ничего не замечал…



Это случилось шесть недель назад, именно тогда она потерпела неудачу. Гермиона понимала, что нужно обрести душевное спокойствие, иначе она не будет достаточно сильна для следующего нападения Волдеморта. Если она будет сильной, то не потерпит очередного срыва. Но было слишком нелегко измениться, так как она помнила каждую секунду, что убила девушку. Она не хотела бороться больше. Все, что она хотела теперь - закрыть свои глаза и никогда открывать их снова.

День просто происходил, пока, наконец, не пришли сумерки, и комната погрузилась во тьму. Был уже поздний вечер, когда открылась дверь. Она не заметила. Ее глаза все еще были закрыты. Она все еще была потеряна в своем собственном аду. Сначала Гермиона не слышала ничего, только легкое дуновенье привлекло ее внимание, и тогда она открыла глаза.

Гарри стоял перед нею. Она не посмела сказать что - нибудь. Единственное, что она сделала – поднялась с кровати. Она сомневалась, стоит ли ей поесть что-нибудь – в последнее время она почти не ощущала голода. В любом случае, она не могла быть наедине с Гарри и потому сделала несколько шагов к двери

«Подожди», это было первое слово, которое она получила от Гарри за неделю. Она не остановилась. Она не могла говорить с ним.

«Гермиона, подожди. Не уходи», его голос был глубок, как если бы он не привык использовать его часто.

Со всей своей храбростью она обернулась, чтобы столкнуться с ним. Он стоял недалеко от нее. Она могла почувствовать его взгляд на себе.

«Ты выглядишь ужасно. Когда последний раз ты спала или ела что-нибудь?», его голос был гибелью. Она закрыла свои глаза и желала, чтобы Гарри ушел и оставил ее одну.

«Это - не твоя проблема!», ее голос был груб. Гарри медленно покачал головой. Только сейчас Гермиона заметила, что он не надел свои очки.

«Я беспокоюсь о тебе. И это моя проблема», медленно он подходил ближе к ней.

«Уже нет!», она могла слышать, как ее собственный голос начал дрожать.

«Почему нет? Я не хочу потерять тебя Гермиона», Гарри подошел еще ближе.

«Нет, ты не потерял меня. Ты потерял кого – то, кто гораздо более важен для тебя, чем я была все время», она не могла видеть его глаза больше, потому что он отвел взгляд и уставился на пол.

«Пожалуйста, оставь меня одну! Уходи, пожалуйста!», она попыталась сказать свои слова твердо, но это было больше похоже на мольбу. Гарри не отвечал. Было слишком тихо. Только его дыхание подсказывало ей, что он был все еще там.

«Я не любил ее», его голос прозвучал очень близко. Она присмотрелась к темноте и к своему удивлению заметила, что он стоит рядом с ней. Его глаза блестели во тьме.

«Ты не понимаешь, о чем ты говоришь», Гермиона снова попыталась уйти, но Гарри схватил ее руку.

«Я обманывал сам себя и это действительно так. Ты слышишь меня? Ты ведь знаешь, что это правда, не так ли?», его слова были грубы сначала, но вскоре стали более мягкими. Его лицо было теперь только в дюйме от ее лица.

Она могла почувствовать его дыхание на своей коже. Она не осмеливалась двигаться и говорить. Его рука коснулась ее щеки. Он наклонился ближе, пока его губы не оказались очень близко. Она могла почувствовать, как он слегка коснулся ее. Он хотел поцеловать ее? И вдруг он прикоснулся к ее губам плотнее. И она внезапно поняла, что это неправильно. Гермиона попробовала отпрянуть от него, но Гарри не позволил ей. Он притянул ее лицо еще ближе.

«Не надо …», это было все, что она успела сказать. Он остановил ее своими губами. Его язык медленно тронул ее нижнюю губу. Гермиона не могла сопротивляться больше и разделила свои губы для него.

Казалось, что в небе взорвались все звезды. Вся боль, все недели одиночества были мгновенно забыты. Гарри притянул ее еще ближе к нему и обвил талию своими руками. Она никогда не была так близко к нему прежде.

Она старалась не позволять чувствам брать контроль над разумом. Ее сердце начало биться быстрее. Ее веки закрылись, когда он начал ласкать ее язык его собственным. Гермиона так и не ответила ему до сих пор, она не могла, но также она и не могла остановить его. Его рука провела по ее спине. Рука была настолько тепла, тогда как она сама была холодна. Она не знала, как долго сможет продолжать сопротивляться.

Гермиона начала ощущать, как ее старые чувства начинают расти внутри ее. Она хранила их в течение так многих лет, и теперь здесь она была так близко к нему. Она не могла ничего поделать, особенно после того, что сделала ему.…Но сейчас она хотела принадлежать ему.

Она коснулась ладонью его головы и, приблизившись плотнее, насколько возможно, нерешительно поцеловала его в ответ. Это не было теперь неправильно. Она не могла думать больше о том, что является правильным. Он оборвал поцелуй, поцеловал слегка щеку и наклонился к ее шее. Своим языком он провел по ее коже и начал расстегивать рубашку.

«Я нуждаюсь в тебе», прошептал Гарри в ее ухо. Гермиона обратила свою голову к нему и заглянула в потемневшие зеленые глаза.

«Я нуждаюсь в тебе еще больше», ее голос стал низким, слезы заблестели в глазах.

Он поцеловал ее снова, взял в свои руки, бережно поднял и отнес к кровати. Ее рубашка была почти полностью расстегнута. Он только коснулся ее тела, просто задев кончиками пальцев, но достаточно интенсивно, чтобы заставить задрожать от этого контакта. Гарри начал стремительно усыпать поцелуями путь вниз от ее шеи к плечам, и она позволила легкому стону удовольствия вырваться из горла. Было настолько хорошо чувствовать снова. Забыть, насколько одинокой она была.

Гарри расстегнул последние пуговицы, и Гермиона могла ощутить его горячее дыхание на своей коже. Одним пальцем он медленно провел по ее безукоризненной груди. Он знал, что делать, чтобы получить ее. Было удивительно, насколько его прикосновение было приятно ей. Он поцеловал рядом с ее соском и начал мучить ее. Долго и слишком медленно, по ее мнению, он проводил языком круги по ее чувствительной груди и вокруг сосков.

Она задыхалась от его теплоты. Гермиона схватила край его футболки и попыталась снять ее. Гарри поднял свои руки и помог ей стянуть собственную одежду. Он поцеловал ее еще раз, скользнув языком в ее теплый рот, в то время как касался пальцами ее грудей. Гермиона становилась все более возбужденной от чувства его мягких рук на своей коже, и когда он обхватил ее грудь полностью, она застонала снова.

Она позволила своим рукам провести по его груди. Она могла почувствовать, как его дыхание ускорилось от ее контакта. С любовью и осторожностью она коснулась мускулов его живота, и они напряглись под ее пальцами. Она была удивлена, что смогла сделать это с ним. После этого очень быстро с нее была снята вся остальная одежда. Гермиона не знала, как он сделал это. Возможно, это было волшебство?

Все это время он продолжал целовать ее груди. Сначала левую, потом правую. Она знала, что сойдет с ума, если он продолжит дразнить ее таким образом. Она вздохнула громко, и жар от чувства стыда охватил ее лицо, когда почувствовала руку Гарри между своими бедрами. Он смотрел прямо в ее глаза, когда его средний палец слегка скользнул в ее щель. Гермиона закрыла глаза и задрожала, когда он мягко стал поглаживать ее там. Его теплое дыхание ощущалось ее кожей, но он не целовал ее. Он только наблюдал за ней, когда его палец скользил в ее влажной щели.

Внезапно Гарри остановился и вытащил свой палец из нее. Гермиона застонала. Она хотела его больше чем когда - либо. Она хотела его полностью. Она открыла свои глаза снова и взволнованно взглянула на него. Ее руки опустились к его брюкам. Несмотря на дрожь, она быстро расстегнула молнию. Гермиона слегка улыбнулась, когда увидела, что он хотел ее в такой степени, настолько она хотела его.

Потом, с небольшой помощью от Гарри, сняла его брюки вместе с боксерами. Ее губы слегка дрожали. Она конечно никогда не делала этого до сих пор. Но теперь ей было все равно. Не было никаких опасений, или сожалений, что это возможно неправильно или слишком рано. Сейчас это было больше чем правильно. Его эрегированный член нажал на ее бедра. Своей правой рукой Гарри слегка коснулся ее щеки. Его глаза, горели желанием.

«Ты хочешь этого? Ты можешь сказать мне, если нет», его голос был низок и полон страсти.

«Я хочу тебя!», это был ее ответ, и она неистово поцеловала его. Своей другой рукой он разъединил ее ноги и расположился между ними. Его член был теперь только в дюйме от ее входа. Гермиона чувствовала высокую температуру, появляющуюся от него. Она прекратила целовать Гарри и изучила его напряженное лицо. Медленно он начал входить в нее, пока не достиг ее барьера, где остановился.

«Поцелуй меня», приказал он хриплым голосом. Гермиона сделала то, что он сказал ей, и поцеловала его со всей любовью, которую чувствовала сейчас. Она коснулась его губ, и они открылись для нее. Едва она начала бороться с его языком, как вдруг почувствовала острую боль внизу живота.

Гермиона резко прервала поцелуй. Но прежде, чем она издала слабый стон, он поцеловал ее плечо, лаская его губами. Тем временем его руки успокаивающе гладили по ее бедрам. Боль ушла, поскольку он медленно начал двигаться внутри нее. Сначала она ощущала болезненное щекотание, которое быстро превратилось в желание.

Он все еще боролся с ее языком, когда передвинул ее ноги удобнее вокруг своей талии. Было удивительно, как глубоко он был теперь в ней. Она приоткрыла свой рот, когда он стал толкать глубже и быстрее в нее. Приглушенный стон вырвался от обоих. Гермиона крепко сжала ноги вокруг его талии и начала передвигать свои бедра ему навстречу. Он пошел быстрее и его рот оставил ее.

Она могла слышать быстрое дыхание Гарри в то время когда сама пыталась упорядочить собственное дыхание, поскольку начала чувствовать, что-то необъяснимое глубоко растущее внутри себя. Гермиона закусила губу в восхищении, в то время как руки Гарри обхватили ее бедра, чтобы еще ближе приблизить ее к себе.

Его толчки были теперь невероятно быстры и глубоки. Ее стоны становились громче, поскольку она абсолютно избавилась от каких либо стыдливых мыслей. Сейчас она могла только чувствовать. Казалось, с каждым новым толчком, он притрагивается к ее душе. Каждый раз, встречаясь, казалось, это было подобно вспышке фейерверка. Мускулы ее живота вдруг стали подергиваться. Она почувствовала, что они вздрагивают в ритме с ее сердечными ударами.

Гермиона застонала громко, потому, что оргазм настиг ее, и только секундой позже почувствовала, как Гарри взорвался внутри нее. Его дыхание было частым и веяло жаром, поскольку он наклонил свою голову на ее плечо. Его руки крепко обнимали ее. Гермиона бессознательно пронизывала кончиками своих пальцев через его влажные волосы.

Было замечательно лежать так и просто чувствовать.

«Ты не представляешь, как сильно я нуждаюсь в тебе», прошептал он, выравнивая дыхание. « Я люблю тебя. Всегда и навеки. Вблизи и вдали. Вместе и порознь. Я последовал бы за тобой куда угодно, чтобы сделать что - нибудь для тебя».

Ее ответом был мягкий поцелуй в лоб.



© Hp-Theory.ru, 2004-2010 гг. Все права защищены.
Проект является некоммерческим и не предназначен для получения прибыли или извлечения иной материальной выгоды. Все литературные персонажи, упомянутые на страницах сайта, принадлежат Дж.К. Роулинг, Scholastic Inc, редакции Bloomsbury, и AOL/Time Warner Inc.

Potter-Fanfiction Архивы Кубискуса