И где ее ждала ее любовь…
СОКРОВИЩНИЦА ВОЛШЕБНЫХ ТЕОРИЙ ПОТТЕРИАНЫ
Новости
Теории
Фанфики
О нас
Форум

И где ее ждала ее любовь…

- Проси, умоляй меня…
Гермиона опустила голову и прошептала.
- Прошу тебя…
- На колени!
Девушка медленно опустилась на пол, стараясь не смотреть на высокого светловолосого парня, стоящего перед ней.
- А теперь я хочу услышать, как сильно ты хочешь, чтобы я сделал это.
Насмешка, прозвучавшая в его голосе словно сильный удар в живот, заставила ее закрыть от боли глаза. По щекам медленно текли соленые капельки слез, оставляя темные следы.
- Я… Я хочу, чтобы ты сделал это… - тихо прошептала она, задыхаясь от сжавшегося в груди комочка.
- Я сказал, никаких слез! Ты что, не слышала меня?! - разъяренно взревел юноша и ударил девушку по лицу.
Гермиона быстро размазала по щекам слезы и вздрогнула, когда холодные пальцы схватили ее за подбородок и дернули вверх.
- Смотри на меня! - холодные серебристые глаза пронзили хрупкую фигуру девушки. - А теперь начнем с начала…
- Зачем ты это делаешь?! - прерывисто выдохнула девушка, чувствуя холодный насмешливый взгляд серых глаз, скользящих по ее телу.
- Зачем?! Да потому что мне это нравится, - засмеялся в ответ Малфой, глядя на девушку, стоящую на коленях по середине комнаты.
Гермиона вздрогнула от холодного смеха и скользящего взгляда. Где-то внутри все дрожало от ужаса, но она старалась не показать своего страха. Ведь это был всего лишь Малфой. Малфой, от решения которого зависеть не только ее жизнь, но и судьба ее Гарри.
- Знаешь, я всегда считал, что в нашем мире слишком много магглов, которые просто мешают нам жить, - безразлично начал Драко, обходя девушку. - Но в то же время есть такие, как ты…
Напряженная рука грубо впилась в волнистые волосы и потянула вверх, заставляя девушку встать с пола и посмотреть в презрительные серо-голубые глаза.
- Такие, как ты, Гренжер… - шепотом произнес Драко, наклоняясь к Гермионе так близко, что она почувствовала его теплое дыхание на своей щеке. - Без рода и племени, считающие себя волшебниками. Считающие, что они лучше нас!!
Гермиона резко вскинула руки, пытаясь оттолкнуть нависшего над ней Малфоя.
- Отпусти меня! - вскрикнула она, когда сильные руки напряженно впились в ее плечи.
- Я хочу, чтобы ты вела себя так, как тебе и положено, маленькое мугродье. Как шлюха!
Гермиона отшатнулась, словно ее ударили по лицу.
- Я не шлюха!! - выкрикнула она, приподнимая подбородок.
- Станешь, если хочешь, чтобы Поттер остался в живых. Или может тебе не так уж и интересна судьба, ожидающая твоего "любовника"?! - насмехался Драко.
Гермиона опустила голову, и слезы заструились по ее бледному лицу. Она сделает так, как он хочет. Она будет делать это, когда он захочет… Тихий, почти безжизненный голос повис в комнате.
- Драко, я умоляю тебя… Помоги ему… Я сделаю все, что ты захочешь… Я… Я не могу потерять и его тоже…

***

Месяц назад.

Холодные каменные стены молча давили на Гермиону. Она стояла там одна, в темноте, слушая, как бьется ее собственное сердце.
- Гермиона.
Резко развернувшись, девушка встретилась с темно-зелеными глазами, в которых, словно ледяной ветер, проносилось отчаяние.
- Гарри…
- Все уже приехали.
Пронизывающий до костей ветер трепал длинные волнистые волосы, словно насмехаясь над всем миром. Глаза щипало от слез, сердце сжималось от тоски и боли.
- Дорогие мои, сегодня мы прощаемся с Рональдом Уизли. Этот мальчик не успел увидеть весь этот огромный мир, но смог приобрести самое главное, ради чего живем все мы… Друзей… Давайте же в последний раз простимся с ним, отпуская его светлую душу в мир, где нет боли. Где живет лишь свет. Пусть Господь хранит его душу, пока мы все не окажемся рядом с ним…
Артур, Молли, вы первые…
Миссис Уизли медленно подошла к яме, около которой стоял темно-коричневый гроб. Ее руки дрожали, лицо было бледным. Казалось, что она тоже умерла, вместе со своим сыном. Положив руку на темную поверхность, Молли встала на колени и, опустив голову, прошептала.
- Я… Я так люблю тебя… Я верю, что теперь твоя душа найдет покой… Скоро мы встретимся! Очень скоро, мальчик мой… - ее голос стал хриплым, словно она задыхалась. Артур тут же подошел к жене, помогая встать.
- Молли, не надо… - тихо прошептал он, когда женщина сняла с шеи маленький медальон. Внутри лежала фотография всей семьи Уизли.
- Артур, я хочу, чтобы наш Ронни никогда не чувствовал себя одиноким… Мы всегда будем с ним! - выдохнула Молли и положила медальон в крышку гроба.
Артур Уизли обнял жену.
- Молли, дорогая, я уверен, что Рон теперь в лучшем мире. Пусть его душа покоится с миром…
Все сыновья по одному прощались с братом. Они стойко переносили его смерть, здраво глядя на жизнь. Все изменилось, когда пришел "Сами-Знаете-Кто" Всем пришлось повзрослеть….
Самой последней из семьи была маленькая Джинни. Хотя, в свои 16 лет она успела увидеть весь этот мир с той темной стороны, которую не желала никому… Да, она ругалась с Роном, да, с шутку желала, чтобы он сгинул, но… Она никогда не хотела, чтобы он умер.
Упав на крышку гроба, Джинни тихо заплакала.
- Прости, прости меня… - никто не помог ей встать. Все молча смотрели на то, как она в ярости вырывает из земли траву, рыдая в голос. Казалось, что еще мгновенье, и она кинется со скалы от охватившего ее отчаяния.
- Прости меня, Рон…
Фред и Джордж подбежали к девочке, когда она ни с того ни с сего схватилась за свою палочку.
- Джинни, хватит! Он умер, и ты не сможешь его вернуть! РОН УМЕР! - кричали они, стараясь достучаться до ее помутившегося сознания. Вся семья тихо плакала. Может у некоторых не текли слезы и было спокойное лицо, но в душе скорбели все.
…Рон умер…
Эти простые незамысловатые слова причиняли так много боли, вновь и вновь проводя по сердцу Гермионы острым, как бритва, ножом.
Настала очередь Гарри. Медленно подойдя к гробу, юноша присел на корточки, словно собираясь о чем-то по секрету в последний раз рассказать своему лучшему другу. Его голос был тихим и грустным и даже если бы он кричал, никто бы все равно не услышал его слова, которые яростный ветер уносил в море.
- Рон… прости меня, это я во всем виноват. Если бы я знал… Если бы я только знал… - по бледным щекам заструились нежданные слезы. Как давно он не плакал. Если бы его сейчас видел Дадли, он наверняка бы посмеялся над ним.
- Помнишь, как мы с тобой впервые встретились? Конечно же, помнишь. Я никогда не думал, что у меня могут быть друзья, пока не появился ты и… Гермиона. О, Рон, почему ты ушел от нас? Как ты мог оставить Гермиону одну… Ты же обещал, что всегда будешь с нами.
Было еще много слов и обещаний, которые дал Гарри своему верному другу, но никто не слышал их, забывшись в своих собственных воспоминаниях.
- Гермиона.
Девушка вздрогнула и подняла голову, глядя на бледное лицо Молли Уизли.
- Твоя очередь… - прошептал Гарри, чувствуя подступающий к горлу комок.
- Я… Я не могу, Гарри… - выдохнула Гермиона и словно в ответ ветер на утесе замер, оставив вместо себя напряженную тишину.
- Гермиона, ты должна…
- Я НЕ МОГУ! - закричала девушка и в ужасе попятилась назад, тупо глядя на гроб. - …я не могу…
Ноги сами собой сорвались с места, и Гермиона бросилась прочь, чувствуя сзади себя настигающие ее шаги.
Я не могу… не могу… не могу… - кричал ей внутренний голос.
- Гермиона! Остановись… - кричал сзади напряженный голос Гарри.
Через минуту девушка уже стояла в его объятиях, дрожа всем телом. Рыдания сотрясали ее душу, разрывая сердце на тысячу кусочков.
Когда они вернулись на вершину, вновь поднялся сильный ветер. Все родственники спустились вниз, где было намного тише, чтобы вспомнить все самое хорошее о Рональде Уизли, самом младшем из сыновей колдовской семьи Уизли.
Гермиона медленно подошла к гробу и положила прохладные ладошки на теплую поверхность. Ей было страшно и больно.
- Прости меня, любимый… Когда-то я решила, что мы не можем быть вместе и теперь я вновь должна покинуть тебя. Только на этот раз я уйду навсегда. Я хочу, чтобы ты помнил меня…
Гермиона тихо плакала, чувствуя обжигающие слезы, и ей казалось, что это именно она умерла два дня назад, а не он.
Гарри стоял позади девушки, молча глядя на море. Он любил море… Ему казалось, что в нем зародилась вся сущность мира сего.
Глаза метнулись к девушке. Он любил ее. Любил даже сильнее, чем море… Ему было больно от того, что Гермиона так страдала. Он не раз слышал, как она плакала, когда, как ей казалось, никого нет рядом. Она забывалась, уходя на пляж, к морю… Она тоже любила море… Он не раз видел, как девушка бродила по пляжу, заворожено глядя на морские волны.
…Рон…
Гермиона порывисто вздохнула, чувствуя слезы, капающие на руки и на крышку гроба.
- Пусть мои слезы расскажут тебе, как мне больно. Я позабочусь о Гарри, не волнуйся и я никогда не забуду тебя…
Гарри смотрел, как вздрагивали хрупкие плечи Гермионы. С того самого дня, как умер Рон, она ни разу не назвала его по имени, как будто ей было больно от того, что она произносила его.
Но каждую ночь, словно ветер, ее тихий плачь разрывал ему сердце.
…Рон, она боится забыть тебя, и боится помнить… Она хочет забыть тебя и хочет помнить… Ей кажется, что если она произнесет твое имя, то весь этот ужас повторится вновь. Помоги ей…
Похороны закончились, и Гермиона сразу же уехала. Она несколько дней не выходила их Гриффиндорской Башни. Родители хотели забрать ее домой, но она отказалась.
Каждый день, словно тень, она бродила по библиотеке, слегка касаясь пыльных книг. Ее глаза уже не блестели, как раньше. В них была пустота и боль…

***

Два года спустя…

Музыка, словно морские волны накатывали на нее нежными потоками счастья. На мгновение она вновь почувствовала себя ребенком, беззащитным и восхищенным, как тогда, когда сидела на скамейке около фортепиано, слушая, как играет ее тетя. Она всегда любила эту музыку…
Вздрогнул, Гермиона очнулась от забыться, вернувшись в жестокую действительность. В комнате не было фортепиано. Это было одно из тех устройств, которое могло воспроизводить музыку, если в него вставить компакт-диск.
Холодная рука ее мужа скользнула по талии, обвивая нежный стан и прижимая к себе. Гермиона внутренне задрожала от охватившего ее ужаса.
- Как я вижу, тебе нравится этот грязный маггловский инструмент, - пронесся около уха Гермионы холодящий душу голос. - Я не позволю этого. Выкини его.
- Конечно, - покорно ответила девушка, чувствуя, как волос коснулось теплое дыхание, когда он засмеялся своим таким холодным, как и серо-голубые глаза, смехом.
- Очень хорошо. Раз уж ты так стремишься выполнить все мои желания, то должна будешь прийти ко мне в спальню сегодня вечером. Ты же помнишь об этом, не так ли?!
- Да.
- Я доволен твоим ответом. Хотя, иначе и быть не могло.
Высокий надменный юноша откинул назад длинные серебристые пряди волос и посмотрел на профиль девушки.
- Любовь моя, я доволен тобой. Я только надеюсь, что твое послушное поведение продолжится.
Гермиона неосознанно съежилась, услышав "любовь моя".
- Да.
- Сегодня на обед придут мои друзья. Я надеюсь, что ты сделаешь все необходимое, чтобы приготовить соответствующий обед. И хочу напомнить, что если он придется мне не по вкусу, ты будешь наказана. Понятно?! - на этот раз его голос был пронизан угрозой, которая будет воплощена в жизнь при первой же возможности.
- Я понимаю, - глухо ответила девушка. - Когда начнется обед?
- Через пять минут.
Гермиона закрыла глаза. Пять минут. Она должна была убедить эльфов работать в два раза быстрее. Еще надо было приготовить специальные наркотики, которые ее муж обычно подмешивал гостям в вино, чтобы те подчинялись ему.

***

Три года назад.

Драко сидел в школьной библиотеке. Не подумайте, что ему так уж хотелось почитать. Закинув ноги на подлокотник огромного кресла, он молча смотрел на то, как читает Гермиона Гренжер.
Длинные волнистые волосы мягкими волнами лежали на ее плечах. Странно, ведь она была мугродьем, самым низшим существо на свете и все же он хотел ее. Хотел, чтобы она принадлежала ему, хотел прикасаться к ее телу, ощущать нежную кожу под пальцами и чувствовать нежный запах, исходивший от нее. Каждый раз, когда он видел ее, ему хотелось сорвать с нее эти проклятые лохмотья. И каждый раз, когда он видел ее с Гарри и Роном, ему хотелось убить ее…, чтобы она никогда больше не принадлежала им…
- Я хочу, чтобы ты отдалась мне, - спокойно сказал Драко, молча глядя на то, как Гриффиндорка пораженно и немного неуверенно повернулась к нему.
Все то время, пока Гермиона сидела в библиотеке, она чувствовала на себе пристальный взгляд серебристых глаз. Ей не нравился Малфой. Хотя нет, поправочка, она ненавидела Драко Малфоя. Человек, презирающий все на свете, а самое главное ее! Каждый раз, когда они сталкивались, между ними вспыхивали скандалы, не заканчивающиеся ничем хорошим… для нее!
В конце концов она решила просто не обращать внимание на высокомерного Слизеринца, от чего тот становился все более задумчивым, словно что-то замышлял.
- Извини? - холодно произнесла Гермиона, поворачиваясь к развалившемуся в кресле Слизеринцу.
- Я хочу, чтобы ты отдалась мне, - чуть громче бросил Драко, вставая с кресла и подходя к столу, за которым сидела девушка.
- Ты бредишь! - насмешливо ответила Гермиона, чувствуя, как мощная фигура Драко намеренно давит на нее. Быстро встав из-за стола, девушка попыталась его обойти, но крепкие руки уверенно схватили ее за локоть.
- Отпусти меня, Малфой! - вскрикнула Гермиона.
- А если я ни сделаю этого?! - надменно усмехнулся Драко, и девушка сжалась от того опасного блеска, который появился в серебристых глазах. Глазах, лишенных каких-либо человеческих чувств, кроме корысти и самомнения. Глазах, принадлежащих "Упивающемуся Смертью"!
- Я буду кричать! - прошипела Гермиона, пытаясь вырваться.
На миг глаза Драко сузились, как у кошки и в следующее мгновение девушка почувствовала, как крепкая рука Малфоя зажимает ей рот. Холодящий душу смех коснулся ее щеки.
- Кричи, если сможешь, - прошептал он ей на ухо и Гермиону передернуло от отвращения, когда Слизеринец укусил ее за ухо. Длинные изящные пальцы начали медленно сжимать ее горло, наслаждаясь ее сопротивлением, и девушка поняла, что задыхается. Последнее и первое, что она увидела после того, как упала в обморок, были серебристые глаза, которые смотрели на нее с нескрываемым превосходством.
Закричав, Гермиона попятилась назад, беспомощно глядя в пустоту.
- Гермиона, Гермиона, успокойся, все в порядке!!
Рон потрясенно смотрел в пустые глаза. Гарри сидел рядом, обеспокоено поглядывая на Рона.
- Не трогай меня, ублюдок! - захрипела Гермиона и попыталась убежать, но крепкие руки Рона и Гарри не дали ей упасть с кровати.
- Гермиона! Это я, Рон!! Успокойся! - попытался отрезвить ее рыжеволосый парень. Девушка вздрогнула и, наконец, в ее глазах появилось понимание.
- …Рон… Рон! О, Рон… - кинувшись к нему, Гермиона напряженно вцепилась в рубашку мальчика и заплакала. Теплая рука медленно и осторожно касалась ее волос, лаская волнистые пряди дрожащими пальцами.
- Что случилось? Мы пришли в библиотеку, а ты лежишь на полу. Тебе стало плохо?! - заговорил Гарри, подсаживаясь поближе.
Гермиона подняла заплаканное лицо, глядя в обеспокоенные зеленые глаза.
- Нет… Да… Я… Я не знаю… - залепетала она, не зная, что сказать.
- Может тебе стоит сходит к мадам Помфри? - прошептал Рон и ласково стер с лица девушки соленые капельки.
- Нет, со мной все в порядке. Просто, я очень испугалась… Все в порядке…
- Ты уверена?!
- Да! Да, я уверена! Уверена… уверена… - тихо задыхалась Гермиона и вновь упала в обморок, чувствуя, что ей не хватает воздуха. Невидимая рука все еще сжимала ее горло стальной хваткой смерти.

***

Несколько дней Гермиона не приходила в себя и мадам Помфри очень обеспокоилась, глядя на безжизненное лицо Гриффиндорки.
- С ней все будет в порядке? - опустошенно прошептал Гарри, беря девушку за руку.
- Я не знаю, мистер Поттер, - честно ответила она, грустно глядя на Гермиону. - Надеюсь, что она придем в себя в течении пяти дней, если же нет…
- … если же нет… - выдохнул Рон, испуганно глядя на мадам Помфри.
- Если нет, у нее не будет шанса, мистер Уизли. Мне жаль…

***

- Герми… Я сегодня вновь ходил к морю… Как же там красиво и спокойно. Кажется, что весь мир живет в этом месте. Это так красиво, когда восходящее солнце окрашивает море в рубиновый цвет и…
Гарри замер, его руки задрожали.
- Гарри, не останавливайся… - тихо прошептала девушка, не открывая глаз. Гарри вздрогнул и, встав около кровати на колени, прижал маленькую ручку к своей щеке.
- Гермиона… Я так волновался! Я так испугался, что ты… Что… ты…
- Расскажи мне…
- Оно как… Как сосредоточие Вселенной, где рождается жизнь и умирает все то, чему пришло его время…
- Я люблю море… - тихо прошептала девушка, открывая печальные карие глаза.

***

Гермиона медленно вошла в класс Трансфигурации, опасливо оглядываясь по сторонам. Она боялась, боялась Драко Малфоя!
После инцидента, произошедшего в библиотеки, она уверенно избегала всех Слизеринцев.
- Этот ублюдок уехал домой! - усмехнулся Рон, подсаживаясь к девушке.
- Что?
- Малфой… Он уехал. Вот праздник-то!
- Да… Праздник…
Но как бы Гермиона не успокаивала себя, она чувствовала, что это только начало вереницы несчастий, которые ждут ее.

***

Три года спустя.

Было уже поздно и Гермиона, как ей и полагалось, вновь пришла к своему мужу в спальню.
- Раздевайся.
Дрожа от холода и страха, девушка медленно развязала ночную рубашку, которая жалкой лужицей шелка упала на пол около ее ног.
Драко медленно подошел к девушке, почти ласково касаясь нежной кожи ее плеч, шеи, груди. На последнем он заострил свое внимание, немного грубо сжав округлость в крепких руках, от чего девушка сжалась в комочек.
- Хорошая девочка… Встань на колени.
Гермиона словно робот выполнила приказ, чувствуя, как рядом с лицом появляется напряженная плоть.
Молча повиновавшись, девушка подняла руки, обхватив член Драко и взяла его в рот, медленно скользя по дрожащему стволу. Напряженная рука ее мужа с силой сжала ее волосы в кулак, намотав волнистые пряди на руку.
Услышав глухой стон, Гермиона почувствовала, как ее резко дернули вверх. Глаза натолкнулись на бледное насмешливое лицо. Холодный серебристый взгляд пронзил ее дрожащее тело нетерпеливым взглядом. Девушка инстинктивно отвела взгляд, но ее глаза вновь натолкнулись на серые глаза, когда крепкая рука дернула ее за волосы.
- Смотри на меня! - от резкой боли на глаза навернулись слезы.
Когда она плакала, Драко всегда очень злился. Он ненавидел ее чертовы слезы.
- Я тебя предупреждал, что если еще раз увижу это, ты будешь наказана! - прошипел Малфой и притянул девушку к себе. - Твоим наказанием будет то, что ты всю ночь проведешь со мной. Надеюсь, ты не возражаешь?
- Нет… - послышался глухой ответ, и Гермиона резко стерла катившиеся по щекам слезы холодной рукой.
Драко резко поймал ее запястье и прижал дрожащие пальчики к своей щеке.
- Иначе и быть не может, дорогая. Хм… Какая у тебя холодная рука, словно сделанная изо льда!
- Я… Я замерзла.
Послышался смешок и Малфой закрыл глаза, скользя холодными пальцами по своему горячему телу, обводя кружочки сосков тонкими пальцами, спускаясь по животу вниз.
- Ничего страшного, скоро тебе станет жарко… - хрипло выдохнул он, вновь пронзая Гермиону взглядом своих ледяных глаз, только на этот раз в них вспыхнула неподдельная страсть. Та страсть, которую она всегда так боялась…
…Она лежала в кровати, чувствуя, как горячие губы и руки скользят по ее телу. Резко войдя в Гермиону и услышав ее тихий стон боли, Драко почувствовал себя Богом. Он мог касаться ее, мог быть рядом, мог использовать ее…
Напряженные толчки сотрясали хрупкое тело девушки. В комнате летали тихие приглушенные стоны, но Гермиона не слышала их. Она думала о том, как попала в этот ад, который пожирает ее изнутри, отравляя своим смертельным ядом!
…О, Гарри, я сделала это для тебя…

***

Чуть менее трех лет назад

- Гермиона, я хотел бы, чтобы меня похоронили в море… Я мечтаю, чтобы эти волшебные волны омывал мое тело, чтобы восходящее солнце освещало его, грея мою душу своим теплом…
Девушка зачарованно следила за тем, как Гарри медленно бредет по пляжу, словно разговаривая сам с собой. Она любила гулять по пляжу, заворожено ощущая теплую воду около своих ног. И она любила Гарри…
- Странно, что ты говоришь об этом, - нахмурилась Гермиона, криво улыбнувшись. - Тебе ведь только 18 лет. Может, еще поживешь лет сто, а?
Послышался тихий смех, и Гермиона почувствовала тепло, разливающееся по всему ее телу.
- Мне кажется, что смерть, решение любых проблем и несчастий. Ты уходишь в мир, где нет всего этого смрада и боли! Твоя душа вечно живет в покое и любви. И может, тогда бы я встретился со своими родителями…
Гарри остановился, тупо глядя на прибой. Гермиона подошла к нему совсем близко, заглядывая в грустное лицо.
- Но если ты уйдешь, то оставишь меня… и Рона… - прошептала она и жутко покраснела, когда зеленые глаза встретились с ее взглядом.
- Я хочу тебе кое-что подарить, - внезапно улыбнулся Гарри, вкладывая в ладошку девушки какой-то предмет.
- Это нож! - непонимающе выдохнула девушку и улыбнулась.
Да, это бы перочинный нож. На нем была золотистая гравировка, которую он сделал сам - "Гарри Поттер".
- Я хочу, чтобы он всегда напоминал тебе обо мне. Чтобы ты помнила меня…
- Ты начинаешь меня пугать, Гарри, - прошептала Гермиона и неожиданно прижалась к напряженному телу мальчика. - Спасибо…
- Не за что. Это на всякий случай… Если что-нибудь случится, - торжественно заключил Гарри, смущенно покраснев от легкого поцелуя в щеку.
- Но что может случиться? - удивленно засмеялась Гермиона, заглядывая в безмятежные зеленые глаза, которые таили в себе столько тайн…
…Девушка сидела у себя в комнате, в темноте, прижимая к груди маленький перочинный нож. Подняв волшебную палочку, она произнесла какое-то заклинание, и гравировка на ноже засверкала золотыми огоньками.
Покраснев от смущения, Гермиона положила нож в карман, думая о том, что не так уж и страшно, что они слегка подправила надпись, и вместо "Гарри Поттер" на ней теперь сверкала золотистая гравировка "Гарри и Гермиона Поттер"…

***

Гермиона сидела в классе Зельеделия. Гарри и Рон еще не подошли. Как было спокойно в этот момент на душе. Казалось, что все проблемы остались в прошлом, страхи исчезли, и их место заняло чувство любви…
По спине пробежали холодные мурашки, и девушка резко повернулась к двери. Ее глаза расширились от страха. В класс медленно вошел Драко Малфой, пронзая ее ледяным взглядом. Рядом с ним как всегда были два его телохранителя, Краббе и Гойл. Некоторое время он просто смотрел на нее, а потом сел на свое место. Серые глаза вновь впились в маленькую хрупкую фигурку девушки.
Гермиона резко отвернулась, дрожа всем телом. Что она могла сказать? Что ей страшно?! Да, ей страшно, ей очень страшно!! Она боялась его… Боялась этого высокомерного холодного Слизеринца!
- Привет! - послышался заботливый голос Гарри и Рона, которые подошли к ней с двух сторон и чмокнули в обе щеке.
- Гарри, Рон… - пролепетала Гермиона и покраснела.
- Этот ублюдок вернулся! - проворчал Рон, прискорбно мотнув головой в сторону Драко.
- Если тебя это не устраивает, Уизли, убирайся, никто тебя не держит! - спокойно ответил Малфой, поднимаясь со своего места и подходя ближе.
Гермиона невольно схватила Рона за руку, потянув к себе.
- Рон, не надо… - тихо прошептала она, и ее тут же пронзили серые глаза, с плавающими в них кусочками льда.
- Заткнись, Гренжер!
Рон и Гарри схватились за свои палочки. Краббе и Гойл тоже повскакивали со своих мест, угрожающе надвигаясь на троицу Гриффиндорцев.
- Мистер Уизли, десять баллов с Гриффиндора. Мистер Малфой, будьте добры сесть на свое место! - взревел воздавшийся в класс Снейп, хмуро обводя взглядом всех собравшихся. А теперь начнем урок.

***

Гермиона медленно шла в библиотеку. Гарри и Рона оставили отбывать наказание у Филча за произошедший в классе Зелий бедлам, который они учудили, подсыпав Малфою требориум.
В библиотеки было тихо и пусто. Зайдя в запрещенную секцию, девушка начала перебирать волшебные книги, которые, огрызаясь, ускользали от нее.
- Я знал, что найду тебя здесь.
Гермиона подскочила на месте, уронив книгу, которая жалобно запищала. Между рядами лениво шел Малфой, насмешливо глядя на то, как она начала пятиться.
- Что тебе нужно! - пролепетала Гермиона, упершись спиной в стену и тупо глядя на Драко.
- Мне? Совсем немного… Мы не закончили наш с тобой разговор, увы…
- Ты чуть не задушил меня! - возмутилась Гермиона, сжав кулаки.
- Да? Странно… Мне кажется, что если бы я действительно хотел убить тебя, ты была бы уже мертва.
Что она могла ответить на это? Он прав…
Драко с изяществом пантеры зажал девушку в угол, упершись руками по бокам. Резкое движение головой и Гермиона почувствовала, как ее губ касается рот Малфоя.
- Что ты делаешь?! - закричала она, отворачиваясь и вытирая рот рукой, словно ее поцеловала змея.
Драко схватил девушку за волосы и вновь повернул к себе, пристально глядя в расширившиеся карие глаза. Ему нравилось то выражение лица, которое у нее было. Страх, отчаяние, ужас…
- Я хочу тебя. Разве трубно выполнить то, что тебе говорят, мугродье?!
- Ты что, свихнулся, Малфой?! - взвизгнула Гермиона, когда Драко попытался прижать ее к себе. - Я буду кричать!!
- Правда?! - насмешливо выдохнул Малфой в самые губы девушки и закричал так, что она вздрогнула. - Поттер, Уизли, бедняжка Гренжер попала в беду!!!
Ответом ему была тишина.
- …в большую беду… - хищно оскалился Драко и, завладев губами девушки, скользнул языком в ее рот.
Резко дернувшись назад, Малфой медленно вытер рот, из уголка которого текла кровь. Задыхаясь от ужаса, Гермиона со всей силы ударила Драко по щеке.
- Ты должна будешь прийти ко мне сегодня вечером! - безапелляционно прорычал Слизеринец, сверкая серебристыми глазами.
- Нет!! - разозлено закричала девушка, вырываясь из крепких объятий. - Ты больной, Малфой!
- Ты придешь ко мне, и будешь умолять, чтобы я взял тебя, мугродье! - зарычал Драко, настигая девушку и вцепившись в ее руку.
Гермиона размахнулась и еще раз со всей силы ударила Драко по лицу. Казалось, что он не может поверить в то, что произошло…
Воспользовавшись минутной задумчивостью Малфоя, девушка бросилась из библиотеки, чувствуя, как задыхается от ужаса, поглотившего ее разум.
…Ты еще ответишь за эту пощечину!…

***

…Словно во сне Гермиона смотрела на то, как Рон кого-то бьет в темноте. Две недели назад она решила провести выходные с ним в "Пристанище", Гарри же остался в Хогвартсе…
В темноте комнаты слышались сдавленные ругательства и яростные удары. Сжавшись в комок, девушка стояла у стены, как сказал ей Рон.
Все началось ночью, когда кто-то разбил окно. По всему дому слышались дикие крики и плачь.
Мелькнула зеленая вспышка света, и Рон упал на пол… В неясном свете зеленого пламени, девушка увидела несколько человек, стоявших неподалеку. Их лица были скрыты под масками, но в прорезях сверкали их глаза. Холодные пронизывающие глаза Упивающихся Смертью…
Похороны прошли через два дня. Вся семья была в сборе. Приехали все братья Рона, Гарри и многие другие, кого Гермиона даже не знала…
Страх сковал ее душу и сердце…

***

Гермиона молча сидела за Гриффиндорским столом. Рядом сидел Гарри, глядя пустыми глазами в тарелку с вафлями, к котором он так и не притронулся.
После смерти друга оба стали молчаливыми и печальными. Гермиона перестала учиться, глядя на все безжизненными глазами. Она часто бывала у моря, слушая, как поет ей прибой. Он пел о жизни и смерти…
Выходя из Большого Зала, девушка даже не обратила внимание на то, как прямо к ней шел Слизеринец. Гермиона лишь в последний момент подняла глаза и встретилась с серебристым взглядом.
- Следующим будет Поттер. Как его спасти ты знаешь…

***

Два года спустя.

…Гермиона вздрогнула, когда напряженная рука сжала ее грудь, причиняя боль. Рядом с ухом слышалось тяжелое прерывистое дыхание ее мужа.
- Скажи, что хочешь меня…
- Я хочу тебя. - Гермиона судорожно вцепилась в простыню, когда напряженные губы приникли к ее шее, впиваясь острыми зубами. Сердце забилось еще сильнее и, казалось, его стук слышен во всех уголках замка.
Она уже не чувствовала того внутреннего отчаяния, которую испытывала раньше. Лишь тупая боль… Все стало таким обыденным, что Гермиона могла позволить себе забыться в своих воспоминаниях. Но не в этот раз!
В голове судорожно билось воспоминание того, как она добровольно согласилась на этот ад…

***

Чуть более полтора года назад.

Гермиона лежала в постели Драко. Уткнувшись в подушку, она тихо плакала, стараясь, чтобы он не услышал ее всхлипывания.
Сам же Малфой сидел в кресле и задумчиво смотрел на огонь.
- Знаешь, "любимая", мне кажется, что ты, наконец, стала послушной. Я доволен. Вытри слезы и иди сюда!
Девушка вздрогнула и подняла голову. Драко не любил, когда она плакала и, как правило, наказывал за это. Сжавшись в комок, она еще глубже зарылась в одеяло, прижавшись к холодной стене. В комнате стоял полумрак, лишь блики от камина освещали ее неясным светом.
- Ты меня не слышала?! - напрягся Драко, сжимая тонкий хрустальный бокал. Посмотрев на сжавшуюся в комочек Гермиону, он слегка улыбнулся. - Не бойся, я ничего тебе не сделаю.
Несколько секунд в комнате слышалось только потрескивание пламени. Гермиона сползла с кровати, прижимая к себе тонкую простыню, и подошла к Драко, который заворожено смотрел на светящийся в отблесках огня стан. Рука невольно схватилась за край простыни, потянув его вниз. Девушка осталась стоять обнаженной.
- Ты знаешь, я решил, что хочу, чтобы ты всегда была под рукой. Мне кажется, что место жены тебе подойдет.
Гермиона замерла, перестав дышать. Она думала, что ослышалась.
Драко Малфой, тот, кто сделал ее жизнь адом, решил жениться на ней, чтобы мучить ее всю жизнь?!
Конечно, никто не сомневался, что ответ Гермионы не требовался.
…Она уехала из Хогвартса на следующее утро. Все было решено за нее и Гермионе следовало лишь выполнять приказы. Она даже не смогла попрощаться с Гарри…
- …и я теперь смогу делать с ней все, что захочу! Теперь она полностью в моей власти. Хотя, с другой стороны, она будет вести хозяйство. Если вдуматься, она хорошая ведьма и, может, со временем я позволю ей помогать мне… Через месяц мы с Гренжер поженимся!
Гарри, онемев от ужаса, стоял за углом, прислонившись к стене и чувствуя, что ему не хватает воздуха...

***

День был выбрал как нельзя удачней. Яркое утреннее солнце освещало часовню.
Гермиона медленно шла к алтарю, где стоял великолепный Драко Малфой, одетый в ритуальный костюм и черный плащ. Длинные волосы были аккуратно уложены назад, открывая холодное лицо, насмешливую улыбку и пронзительные глаза.
…Девушка стояла, словно парализованная. С утра Малфой приказал ей что-то выпить и теперь она практически ничего не чувствовала, молча глядя на все словно со стороны.
Вот она стоит у алтаря, Драко держит ее за руку, крепко сжав холодные пальцы. Рядом стоял незнакомые люди, одетые в черное, и она, словно ангел, вся в белом…
- Согласны ли вы, Драко Люциус Малфой взять в жены Гермиону Гренжер?
- Да.
- Согласны ли вы, Гермиона Гренжер, взять в мужья Драко Люция Малфоя.
В часовне повисла тишина. Драко слегка напряг руку, и девушка вздрогнула.
- Любимая, священник спросил, согласна ли ты! - холодно выдавил Малфой, сузив серые глаза.
Двери часовни резко распахнулись и все присутствующие оглянулись назад, глядя на худого мальчика с яркими зелеными глазами. Гермионе показалось, что она умирает. Все тело окутала какая-то дымка, и перед глазами все поплыло.
- …Гарри… - тихо прошептала девушка, и на ее глаза навернулись слезы.
- Гермиона, я не верю! - закричал юноша, сжав кулаки.
…Гарри стоял в дверях, бледный и потерянный, словно весь мир умер в это мгновенье. Его одежда была порванной и грязной, в глазах застыл ужас и неверие. Ему казалось, что все это сон, кошмарный сон…
- Итак, согласны ли вы, мисс Гренжер? - послышался настойчивый голос священника над самым ухом.
"…Или тебе не важно то, останется он жить или умрет?…"
Обернувшись к алтарю, Гермиона подняла окутанные дымкой глаза.
- …да...
Через мгновенье на ее пальце появилось обручальное кольцо. В глазах мелькнула боль, когда по ладони медленно скользнул кинжал. Драко так же надрезал руку и себе. Обжигающая боль, словно яростная волна нахлынула на ее тело и разум, когда Малфой прижал свою руку к ее, смешивая кровь.
- Теперь мы едины!
Насмешливый взгляд серебристых глаз метнулся в Гарри.
- Поттер, не хочешь ли остаться на нашу брачную ночь?! Я и моя жена всегда будем тебе рады…

***

Полтора года спустя.

Гермиона закрыла глаза и проглотила горький комок отчаяния и боли. Она не смогла с ним даже попрощаться… Не смогла сказать до свидания…
…Гарри Поттер умер год спустя...
Отчаяние и боль от потери своих самых близких людей постепенно уничтожала его изнутри, отравляя сердце. Его тело похоронили в море, как он всегда мечтал...
То же самое море дикими обжигающими волнами билось рядом с поместьем.
Внезапно Гермиону резко дернули за волосы, грубо поворачивая к себе.
- Ты не обращаешь на меня внимания, Гермиона!
Стальные глаза, которые всегда причиняли ей боль, теперь со злостью смотрели в карие пустые глаза.
- Прости, я очень устала.
Драко вскочил с кровати, в ярости круша все вокруг.
- Я давал тебе разрешение устать?! Ты нуждаешься в напоминании?
Ответом ему была напряженная тишина.
- Я спросил, сучка, ты нуждаешься в напоминании?! - зловеще прошипел Малфой, но в ответ вновь была тишина.
Резко схватив девушку, он со всей силы ударил ее по лицу, от чего Гермиона отшатнулась от него, ударившись о стену, и удав на пол. Она лежала не двигаясь, словно мертвая.
Наклонившись к ней, Драко увидел кровь, которая текла из глубокой раны на шее. Глаза метнулись вниз, ловя маленький перочинный нож, зажатый в правой руке девушки.
"…На всякий случай, если что-нибудь случиться…"
Гермиона медленно провела по запястью стальным лезвием перочинного ножа, и Драко с удивлением увидел золотистую гравировку:
…"Гарри и Гермиона Поттер"…
С яростным гневным криком Малфой схватил девушку и выбросил безжизненный труп Гермионы из окна. Звук разбившегося стекла еще долго звенел в спальне, отдаваясь неясным эхом во всех комнатах замка.
Тело Гермионы Гренжер упало в бушующие волны моря, которое она всегда так любила… Которому принадлежала ее душа…

… И где ее ждала ее любовь…



© Hp-Theory.ru, 2004-2010 гг. Все права защищены.
Проект является некоммерческим и не предназначен для получения прибыли или извлечения иной материальной выгоды. Все литературные персонажи, упомянутые на страницах сайта, принадлежат Дж.К. Роулинг, Scholastic Inc, редакции Bloomsbury, и AOL/Time Warner Inc.

Potter-Fanfiction Архивы Кубискуса